115 лет со дня рождения Г.А.Гамова

4 марта 2019 года — 115 лет со дня рождения Георгия Антоновича Гамова (04.03(20.02).1904, Одесса, Россия – 19.08.1968, Боулдер, США), физика-теоретика, астрофизика. Его отец, Антон Михайлович, был потомственным дворянином, преподавал русский язык и литературу в частной гимназии и в реальном училище в Одессе. Мать, Александра Арсеньевна (урожд. Лебединцева) — из семьи священнослужителя.

Уже в раннем его детстве домашними был замечен интерес мальчика к точным наукам — физике, химии, биологии. В семье это увлечение всячески поощряли, и в 1913 году Георгий Гамов поступил в Одесское реальное училище. После Революции и Гражданской войны семья Гамовых осталась в Одессе, так что закончил учебу Георгий Антонович уже при советской власти.

В 1920 году он поступил на математическое отделение физико-математического факультета Новороссийского университета и одновременно устроился на работу в вычислительное бюро Одесской астрономической обсерватории. Через два года перевелся в Петроградский университет, поскольку центр молодой советской физики в то время размещался именно там, а Гамов не хотел оставаться в стороне от новейших тенденций в науке. На жизнь нужны были деньги, поэтому ему пришлось устроиться работать на метеорологическую станцию. В студенческие годы в среде молодых физиков-единомышленников образовался кружок, который они называли «Джаз-бандой».

Первоначально в него входили Гамов, Иваненко, Ансельм и Кравцов. Вскоре к ним присоединились Ландау, Бронштейн и Амбарцумян. В начале 1928 года Гамов, Иваненко и Ландау опубликовали в «Журнале Русского физико-химического общества» статью «Мировые постоянные и предельный переход», в которой привели иерархию физических теорий на основе системы фундаментальных констант, включающих скорость света, гравитационную постоянную и постоянную Планка. Авторы рассматривали свою работу как своеобразную шутку и никогда на нее не ссылались. Однако она привлекла внимание исследователей своими идеями, которые касались фундаментальных основ физики и принципов ее развития.

В сентябре 1923 года Гамов стал заведовать полевой метеорологической обсерваторией первой Артиллерийской школы, где читал лекции по физике. Уже в 1924 году работал в Государственном оптическом институте, разрабатывая методики отбраковки оптического стекла.

В 1926 году он окончил университет и был принят в аспирантуру, его руководителем стал известный физик Ю.А.Крутков. Тогда же было решено направить одаренного юношу на стажировку за рубеж в Геттинген (Германия), куда он отправился в мае 1928 года. В Геттингенском университете Гамов занялся теорией атомного ядра, через несколько месяцев опубликовал в немецком журнале статью об альфа-частицах, сделавшую 24-летнего советского физика знаменитым на весь научный мир.

В сентябре 1928 года по пути в Ленинград ученый посетил в Копенгагене Нильса Бора. С этого времени началась его активная зарубежная деятельность. Бор рекомендовал ему остаться в Дании на год, выхлопотал для него стипендию, чтобы Гамов мог свободно путешествовать по Европе, встречаться с ведущими физиками. В СССР Георгий Антонович вернулся в начале 1929 года, но ненадолго — в сентябре уехал в Великобританию, получив годовой грант Рокфеллеровского центра для работы в Кавендишской лаборатории в Кембридже. Весной 1931 года срок действия визы истек, и Гамов возвращается на родину. Надо признать, что Георгию Антоновичу, талантливейшему советскому физику, такое долговременное пребывание за границей прощалось, ему прощалось многое, в том числе и «буржуазные» привычки, например, любовь к мотоциклам и кино.

Свидетельством официального признания его заслуг стало избрание Гамова в марте 1932 году членом-корреспондентом Академии наук СССР (он так и остался самым молодым человеком в истории Академии, получившим это звание — ему было всего двадцать восемь лет). Внешне в судьбе ученого все выглядело благополучно — он трудился в Радиевом институте, где шли работы над первым в Европе циклотроном, Физико-математическом и Физико-техническом институтах, Ленинградском университете, выпустил книгу «Атомное ядро и радиоактивность». Однако Гамов начал испытывать прессинг власти. Так, его идею о создании Института теоретической физики положили под сукно, а осенью 1931 года не выпустили в Рим на международный конгресс по ядерной физике. Тогда ученый начал вынашивать план побега из СССР. Он даже попытался летом 1932 года вместе с женой во время отдыха в Крыму уплыть на байдарке в Турцию, но помешал разыгравшийся шторм.

Только осенью 1933 года Гамов, назначенный представителем СССР на очередном Сольвеевском конгрессе в Брюсселе, смог вырваться из страны, выхлопотав у В.М.Молотова визу и для жены. После завершения командировки на родину Гамов не вернулся. Много позже он объяснял в своей автобиографии, что послужило причиной принятия решения о невозвращении: «Я узнал, что в течение почти двух лет моего отсутствия произошли большие изменения в отношении советского правительства к науке и ученым... Наука была подчинена официальной государственной философии диалектического материализма...» Гамов с женой уехали в США, где он зарегистрировался в советском консульстве и более года поддерживал с ним контакт. Он не собирался рвать с СССР, всего лишь добивался статуса советского ученого с правом работы за рубежом (такое разрешение было у Петра Капицы). Однако советское правительство не хотело идти на такие уступки. Лишь в 1934 году он окончательно объявил, что в СССР не вернется. С этих пор Георгий Антонович превратился в Джорджа Гамова, профессора физики Университета им. Дж.Вашингтона. Его уволили из Радиевого института, а в апреле 1938 года лишили членства в Академии наук. Так молодой физик стал «невозвращенцем».

В Университете им. Джорджа Вашингтона Гамов занимался новой для него проблемой — происхождением Вселенной и эволюцией звезд. Он предложил модель «Горячей Вселенной». Основаниями для этой теории послужили оценка возраста всей Вселенной, который был примерно равен возрасту планеты Земля, и соотношение гелия и водорода.

В 1948 году совместно с Э.Теллером и С.Улемом участвовал в создании водородной бомбы. В 1954 году Гамов внес огромный вклад в развитие молекулярной биологии, впервые озвучил проблему генетического кода, существенно уточнив формулу ДНК и став первым, кто предположил кодирование аминокислотных остатков триплетами нуклеотидов. «По следам» работ Гамова американские ученые Р.Холли, Х.Коран и М.Ниренберг получили в 1968 году Нобелевскую премию.

Прославился Георгий Антонович и как блестящий популяризатор науки. Он придумал множество приключений от исследования собственного тела изнутри до постижения модели Вселенной. Книжки о Томпкинсе — простом банковском служащем, заинтересовавшемся наукой, стали настольными для нескольких поколений американских школьников. Не меньшим успехом пользовались и его книги «Рождение и смерть Солнца» и «Биография Земли». За свои научные и популяризаторские достижения ученый был удостоен премии Калинга (1956), присуждаемой ЮНЕСКО, и избран членом Национальной академии наук США, Королевской академии наук и искусств Дании, Международного астрономического союза, Американского физического общества.

С 1956 года Гамов жил в городе Боулдер, штат Колорадо, занимал должность профессора Колорадского университета. Там же, в Боулдере, он и скончался 19 августа 1968 года в возрасте 64 лет. Могила знаменитого физика находится на кладбище «Грин-Маунтин».

Вклад Гамова в науку высоко оценили современники и потомки — в наши дни мемориальная доска с именем «Джорджа Гэммоу» украшает стену Университета им. Джорджа Вашингтона в столице США. Одно из высотных зданий, построенных на территории Колорадского университета, носит название «Башня Гамова». Его именем американские астронавты назвали большой кратер на обратной стороне Луны (1970). Сквер на пересечении улиц Балковской и Мельницкой в родном городе ученого, Одессе, носит его имя. Астероид (8816), открытый астрономом Л.Карачкиной в Крымской обсерватории, назван его именем.

Лишь в 1990 году Георгию Антоновичу Гамову посмертно вернули звание члена-корреспондента Академии наук СССР.

В.Р.Зубова