115 лет со дня рождения И.А.Болдырева (Шкотта)

14 ноября 2018 года — 115 лет со дня рождения Ивана Андреевича Болдырева (наст. фам. Шкотт) (14.11.1903, Москва, Россия – 19.05.1933, Париж, Франция), прозаика. Из семьи обрусевших шотландцев. Учился на физико-математическом факультете Московского университета (1921–1924). В 1924 году был арестован по обвинению в антисоветской деятельности и сослан в Нарымский край. Весной 1925 года совершил беспрецедентный по смелости побег, преодолев сотни верст пешком, на лодке, через Сибирь и европейскую часть России, добрался до советско-польской границы, которую перешел 1 октября 1925 года. Выехал во Францию вместе с партией рабочих в январе 1926 года. С 1927 года жил в Париже, где работал «постоянно на сквозняке или… под дождем все восемь часов» (на заводе в пригороде Парижа — Коломбель или в железнодорожном депо в Иври). Ведь с нансеновским паспортом можно было устроиться только чернорабочим. Занимался также кустарным изготовлением украшений и сумок, инкрустированных кожей и металлом. Часть денег отсылал матери в СССР.

Решив продолжить учебу, поступил на курсы Технического института в Париже. Одновременно пробовал себя в литературе. Один из первых участников литературного кружка «Кочевье». Его наставником и другом был А.М.Ремизов, старавшийся ему помочь с публикацией произведений. Сохранились только сведения о рассказах Болдырева, которые не удалось опубликовать. Тексты, по всей видимости, автор уничтожил. В 1929 году в издательстве М.Осоргина «Новые писатели» вышла его первая и единственная повесть «Мальчики и девочки», тепло принятая литературным Парижем. Она была основана на личных воспоминаниях Ивана Андреевича о бывшей мужской классической гимназии, которую большевики переделали в «единую советскую трудовую школу»: «Несколько дней — запустеет школа: получат аттестаты, так, никудышные кусочки бумаги, одиночками пойдут по Москве, всем русским городам, по просторной Руси, всей земле — великим и жалким человеческим походом, через человеческие мытарства и утехи — люди дела, денег, люди служения и любви; некоторые никогда не станут людьми, никакими, но всякий будет искать свое счастье, всякий по-своему». Жизненные неурядицы, прогрессирующая глухота, неудачные попытки последующих публикаций толкнули его на роковой шаг.

Похоронен под Парижем на кладбище Тийе. Смерть Болдырева вызвала многочисленные некрологи. М.Осоргин в некрологе «Памяти Ивана Болдырева» сожалел о гибели талантливого писателя и отмечал, что «много раз Иван Андреевич пытался повернуть свою жизнь под крутым углом; чаще всего мечтал уехать в Африку, не ради экзотики, а чтобы уклониться от общей судьбы — медленного и безнадежного прозябания».

Зинаида Шаховская писала, что «его единственная книга “Мальчики и девочки” — из жизни советской школы — написана свежо и своеобразно. От обладающего в совершенстве русским языком Ивана Болдырева мы могли ожидать многого». А.Ремизов, скорбя о гибели друга, подчеркнул его исключительную творческую требовательность: «Шкотт очень хорошо понимал всю смехотворность и всю жалкость звания “искусственного” писателя или славу “кинематографического” мотылька». В своем архиве Ремизов сохранил оставшиеся рукописи Болдырева, в частности, черновики повести «Мальчики и девочки» и посвященные ему некрологи, создал рукописный альбом-конволют его писем и включил главу «Над могилой Болдырева-Шкотта» в свою книгу «Петербургский буерак». В истории литературы русского зарубежья Болдырев останется навсегда как автор единственного произведения — повести «Мальчики и девочки», где «с большой художественной правдой была отражена одна из малоизвестных сторон духовного перелома русской жизни пореволюционной эпохи».

В.Р. Зубова