135 лет со дня рождения Жоржа Питоева

В сентябре 2019 года исполняется 135 лет со дня рождения и 80 лет со дня кончины выдающегося театрального режиссера Жоржа Питоева (17(04).09.1884, Тифлис – 17.09.1939, Женева).

Жорж (Георгий Иванович) Питоев родился в богатой русско-армянской семье нефтепромышленника Ивана Егоровича Питоева в Тифлисе. Дядя Георгия, Исай Питоев, создал Тифлисское отделение Русского музыкального общества (1885), а позже построил театр, обошедшийся ему в полтора миллиона рублей, и подарил его городу — новое здание Городского театра было открыто в 1901 году (теперь здесь работает Театр имени Шота Руставели). В этом театре выступали и уже знаменитые, и открытые для отечественной публики хозяином театра, артисты — Вера Комиссаржевская, Федор Шаляпин, которого Исай Питоев пригласил из Казани в Тифлис. Здесь состоялись в 1890 году гастроли П.Чайковского, приезжали М.Ипполитов-Иванов, А.Рубинштейн. Отец будущего режиссера, Иван Питоев, свою часть семейного капитала потратил на переоборудование казенного оперного театра в Тифлисе (ныне — Театр оперы и балета).

С детства погруженный в театральную среду, Питоев уже в шестилетнем возрасте ставил домашний спектакль по «Демону», а позже, во время студенческих лет в Москве и Петербурге, не пропускал спектаклей МХТ, экспериментов театрального Петербурга 1900-х годов.

В 1905–1908 годах Питоев продолжил учебу уже в Сорбонне, а потом вернулся в Петербург по приглашению В.Комиссаржевской, заметившей его на выступлениях русского артистического кружка в Париже, и начал свою театральную деятельность актером в ее театре. Большим ударом для Питоева стала смерть великой артистки в 1911 году. После нескольких лет в Передвижном театре П.Гайдебурова и Н.Скарской, участия в гастролях по самым отдаленным провинциальным городкам России, Жорж Питоев создает в 1913 году в Петербурге свой собственный «Наш театр». Трагическое событие в семье — смерть матери — привело к переезду семьи Питоевых в начале 1914 года в Париж, где Жорж знакомится с Людмилой Смановой, как и он, родившейся в Тифлисе и вскоре ставшей его женой. Супруги переезжают в Швейцарию, и Жорж Питоев начинает ставить спектакли на французском языке. Людмила Питоева впервые вышла на сцену в «Балаганчике» Блока в 1916 году на женевской сцене, а уже к середине 1920-х годов стала одной из самых известных французских актрис. С 1922 года Питоевы работают в Париже, на разных сценических площадках — Театр Елисейских полей, Театр Старой голубятни и др., а в конце 1930-х годов — наконец на собственной сцене Театра Матюрен.

Всего восемнадцать лет существовала во Франции «Компания Питоевых» — в 1939 году безвременная смерть, причиной которой стало больное сердце режиссера, прекратила существование его театрального детища, — и за это время режиссер поставил более двухсот (!) спектаклей, по-новому раскрыв для французской сцены «Гамлета» Шекспира, драматургию Хенрика Ибсена, Кнута Гамсуна, впервые открыв для Франции театр Луиджи Пиранделло и Бернарда Шоу. Огромна роль Жоржа Питоева в знакомстве французской публики с произведениями русских драматургов — Л.Андреева, А.Блока, Л.Толстого, М.Горького… Во многом благодаря Питоевым Франция узнала творчество А.Чехова — Жорж и Людмила Питоевы вместе перевели почти все драматическое наследие Чехова и поставили на французской сцене «Чайку», «Три сестры» и драматические произведения малой формы.

Место Жоржа Питоева в истории европейского театра трудно переоценить: он был одним из четырех режиссеров знаменитого театрального содружества «Картель четырех» — французского театрального объединения, созданного в 1927 году, призванного обновить театральное искусство, в которое вошли знаменитые новаторы сцены Гастон Бати, Шарль Дюллен, Луи Жуве — и Жорж Питоев. Питоев был — и это признавали и сами французские театральные критики — самым непримиримым в своих поисках обновления театра: менял репертуар слишком быстро, исходя из своих устремлений, а не из вкусов публики, снимал со сцены даже самые успешные спектакли, ставил много неизвестных, молодых авторов. Драматург Роже Мартен дю Гар, не раз помогавший его театру, писал: «…Нужно признаться — печально видеть, как эти несчастные бьются в нищете из-за отсутствия средств, которые позволили бы им пережить плохой сезон и не погибнуть. Сейчас они единственные в театре следуют только своим собственным убеждениям, не делая никаких уступок вкусам публики; единственные, чьи ошибки всегда достойны уважения. Ни Жуве, ни Дюллен, ни Бати не могут претендовать на это в такой степени».

Луи Жуве тоже считал: «Он часто ошибается. Но из всех нас только он гениален». Питоеву приходилось бороться, пожалуй, больше других — ведь он так и остался эмигрантом, и когда другие три режиссера «Картеля четырех» были приглашены каждый поставить свой спектакль в «Комеди Франсез», получив, таким образом, государственное признание, Жоржа Питоева забыли…

Всю его творческую жизнь начиная с 1915 года рядом с ним была его вдохновительница и исполнительница главных ролей в большинстве его спектаклей — его супруга, замечательная актриса Людмила Питоева (урожд. Сманова, 25.12.1895, Тифлис – 15.09.1951, Рюэй-Мальмезон). Она была одной из самых известных французских актрис 1920–1930-х годов, более всего прославилась в ролях Офелии, Нины Заречной, Святой Иоанны в одноименной пьесе Б.Шоу. У Людмилы Питоевой были удивительные актерские данные: проникновенный голос, настоящую оду которому написал поэт и драматург Поль Клодель, точность, выразительность жеста, умение танцевать, почти как профессиональная танцовщица, что драматическим актрисам в ту пору было обычно не свойственно. Все это покорило французского зрителя еще в самом начале 1920-х годов, когда Людмила Питоева впервые вышла на парижскую сцену.

Жорж и Людмила Питоевы поддерживали связи с русской эмиграцией (сохранились письма к Питоеву А.Ремизова, И.Бунина, И.Сургучева, Т.Сухотиной-Толстой и др.). Русская парижская пресса откликалась на все премьеры в его театре, публиковала интервью с режиссером, особенно подробно рассказывала о его чеховских постановках («Три сестры», 1929, и «Чайка», 1939).

В гостях у Питоевых бывали и деятели искусства из Советской России — приезжавший на гастроли К.Станиславский, А.Мариенгоф, «русский Чаплин» Игорь Ильинский. И всех своих знакомых режиссер неустанно просил искать и присылать новые русские пьесы…

Жорж Питоев был одним из самых просвещенных деятелей французского театра межвоенной эпохи, ведь еще по предреволюционной России он был знаком с исканиями таких новаторов сцены, как К.Станиславский, В.Мейерхольд, Н.Евреинов, но и с методами европейского экспериментального театра в лице Ж.Копо, А.Аппиа, Г.Крэга, М.Рейнгардта, с ритмическим методом Ж.Далькроза. И при этом, как вспоминала Людмила Питоева, «Жорж не был ничьим учеником. С самого рождения все в нем было готово для его миссии».

Миссия Жоржа Питоева трагически завершилась 17 сентября 1939 года, в самом начале Второй мировой войны, и, может быть, этот уход был для него спасением — ведь даже рай великий режиссер представлял себе, как место, где можно бесконечно ставить все новые и новые пьесы…

Светлана Дубровина