50 лет со дня кончины А.М.Арнштама

50 лет со дня кончины Александра Мартыновича Арнштама (09.04(28.03).1880, Москва, Россия – 06.10.1969, Париж, Франция), живописца, графика, художника книги, кино, театра. Родился Александр на Петровке четвертым ребенком в семье владельца текстильных мануфактур и модного магазина Мартына Арнштама. С детства учился музыке: брал уроки фортепиано у Д.С.Шора, занимался скрипкой у А.И.Яншинова, потом у Н.Н.Соколовского. Окончил частную классическую гимназию Ф.И.Креймана, лучшую в Москве. Получил два высших образования: одно — в Берлине в 1901 году (философский факультет Университета Фридриха Вильгельма), второе — в Москве в 1907 году (юридический факультет Московского университета). Студентом посещал мастерскую живописца К.Ф.Юона на Арбате.

В шестнадцать лет на Рижском взморье Александр познакомился со своей будущей женой Розой Мордухович, дочерью успешного столичного коммерсанта. У себя в Петербурге она устраивала литературные вечера, на них в 1905 году родился сатирический журнал «Сигнал» (главный редактор К.И.Чуковский), в котором были опубликованы первые рисунки Александра Арнштама: «…Я посылал их с радостью, печалясь, что нахожусь не рядом». Вскоре в Швейцарии состоялась их свадьба: «Это был август-сентябрь 1905 года… Огромный букет розовых роз, фиакр и кучер — наш свидетель». Молодые жили некоторое время в Париже на Монпарнасе, где Арнштам учился в академии «Гранд Шомьер» и в «Ла Палетт» у Л.-Ж.Симона и Ж.Девальера — известных художников той поры. «Живая модель, большой серый картон, живопись маслом». Из-за болезни жены они переехали в Швейцарию. В Лозанне родился их первенец — Жорж, «светловолосый, прелестный…»

В 1907 году вернулись в Россию, в Петербург. Здесь, в калейдоскопе художественной жизни, А.Арнштам искал приложения своему дарованию. Оформление обложки номера журнала «Золотое руно», посвященного Е.Лансере, определило его выбор и положило начало работе в книжной графике. С тех пор он «выполнил множество виньеток, украшений и обложек…» (А.Левинсон).

Постепенно он расширил сферу своих профессиональных интересов — стал заниматься театром и живописью. Писал критические статьи для газеты «Театр и жизнь» (1913–1914). Выполнил декорации к оперетте «Уличная графиня», поставленной К.Грековым в частном Театре Незлобина (1914). Участвовал в различных выставках, в том числе и «Мира искусства» (1915–1917). Воспитывал двух сыновей (Игорь, второй сын Арнштамов, родился 4 апреля 1911 года). Отдыхая в Финляндии в Куоккале в 1914 году, Арнштам нарисовал по просьбе Чуковского обложку для знаменитой его тетради «Чукоккала». В 1916 году он выпустил «Наш журнал» с текстами и рисунками детей — своих и других (Бенуа, Серебряковых, Добужинских, Рерихов, Городецких), оформил книги «Старый и новый балет» А.Левинсона и «В.Серов» — первую из серии «Библиотека иллюстрированных монографий».

Воспоминаний о Февральской революции не оставил, большевиков встретил настороженно, но был приглашен работать в редколлегию Наркомпроса и заведовать художественным отделом «Свободного журнала» (1917–1918). Принял предложение Госиздата к сотрудничеству: «Мой дебют в Государственном издательстве прошел превосходно. Много заказов». Реализация идеи массового издания в стране Советов литературной классики предоставила Арнштаму широкое поле деятельности: он оформлял и иллюстрировал произведения А.Пушкина, И.Тургенева, А.Кольцова и других писателей. Его назначают директором художественной школы для молодежи и рабочих.

27 декабря 1918 года у Арнштамов родился третий сын — Кирилл. А через год глава семьи был арестован ЧК по делу работников петроградской конторы Центросоюза («процесс экономической контрреволюции») и, несмотря на заступничество М.Горького и А.Луначарского, провел 9 месяцев в тюрьмах Петрограда и Москвы. Там, по заказу Госиздата (председатель И.Ионов), оформил революционную «Азбуку» (экспонировалась на Международной книжной выставке во Флоренции в 1922 году под вывеской «8 иллюстраций к книге “Народная азбука”»). В тюрьме он понял, что «человеческая жизнь стоила столько же, сколько мыльный пузырь… или еще меньше». После Бутырок был Покровский (или Семеновский) концлагерь в Москве, а потом освобождение (обвинение было снято). За освобождением последовало назначение художественным консультантом московского отделения Госиздата и приглашение к сотрудничеству с журналом «Красноармеец»: «Я работаю в Коминтерне и в издательстве». В литературной секции Арнштам занимался художественным оформлением сочинений А.Пушкина: подготовкой для издания иллюстраций русских художников и обложек.

В 1921 году, не без колебаний, семья приняла решение уехать в Берлин. «Для меня этот отъезд был событием мрачным, тоскливым, непоправимым». Запомнилась дата отъезда: 22 ноября 1921 года — время, когда русская издательская жизнь в Берлине забила ключом. «Уже мне звонят по телефону, все “газуют”, словно по скользким берлинским мостовым».

В Берлине, как и в Петрограде, он плодотворно работал, оформляя книги для русских издательств «Геликон», «Огоньки», «Слово», «Театр», «Русское универсальное издательство» и других. В 1922 году совместно с Е.Грюнбергом основал издательство «Academia», где заведовал художественной частью. «Я начал с издания книги “Московия ХVII века” Г.Лукомского, за ней последовали “Алхимия театра” С.Вермеля, “Театр как таковой” Н.Евреинова, — все эти книги вышли с моим графическим оформлением».

До середины 1920-х годов Арнштам сохранял связи с ленинградским отделением Госиздата, продолжал работать над отдельными томами «Жана-Кристофа» Р.Роллана. Преподавал. Его учениками были Тото Познер и Олег Цингер. Александр Мартынович также оформлял спектакли Ж.Альтмана и создавал костюмы для балетов С.Вермеля. Он поддерживал связи с режиссером Н.Евреиновым, актерами Г.Серовым и А.Тамировым, писателями В.Ирецким, О.Дымовым, А.Ремизовым и В.Шкловским. Показал свои работы на 1-й выставке русского искусства (1922, галерея Ван Димена). После отъезда Н.Минского Арнштам был избран председателем Дома книги. Он участвовал в создании Союза русских живописцев, ваятелей и зодчих в Берлине (1923), «…сделал множество портретов: немецкие дамы, русские дамы, писатели, художники, музыканты, режиссеры. Портрет жены маслом…» Критика всегда находила «изысканный штрих» в портретах «господина профессора А.». C 1928 года, когда читающий и пишущий русский Берлин перебрался в Париж, Арнштам успешно работал и в кинематографе на площадках фирм UFA, Terra Films, Gottschalk Films и других. «Мое имя стало “коммерческим”», — признавался художник. В 1933 году, обеспокоенный политическими переменами в Германии, принял решение переехать с семьей в Париж, где уже жил и работал их старший сын Георгий (Жорж), для которого кинематограф стал «истинной профессией». Ей «он остался верен на всю жизнь», создав около 30 полнометражных фильмов, вошедших в золотой фонд мирового кино.

В Париже А.Арнштаму было трудно вписаться в давно устоявшуюся художественную жизнь культурной столицы мира, «начать существование с начала». Долгое время он перебивался мелкими заказами для кинорекламы. В 1938 году Арнштам «получил шанс»: приглашение оформить фильм «Катя» по роману писательницы Марты Бибеско (режиссер М.Турнер). После успеха фильма последовали заказы на рекламу от кинофирм Films-Éclair-Journal, Redon, Franco-London-Films, Gay-Lussac и других.

В оккупированном Париже оставался с женой до 1943 года, рисовал программки для зала Плейель. Потом было спасительное бегство на юг Франции и жизнь в Вильреале до Освобождения. В это сложное время он писал пейзажи и жанровые сцены, в том числе из русской жизни. После войны Арнштамы поселились в Монморанси, недалеко от Парижа. Время от времени Александр Мартынович работал над фильмами, выполнял киноафиши. Инсценировал в студии «Vendôme» пьесу шведского писателя Ю.Бергера «Потоп» (1953). В конце 1950-х годов оформлял книги Э.Золя из цикла «Ругон-Маккары» в серии «Livre de poche» (карманные издания), заказами делился с ним сын Кирилл, к тому времени успешный и известный художник-иллюстратор.

В 1956 году скончалась жена художника, и Арнштам переехал к Игорю в Пале-Рояль. «Его окно выходило в прославленный сад, который стал неиссякаемым источником сюжетов для его рисунков» (К.Арнштам, здесь и далее). И все же «страстное желание создать нечто действительно значительное продолжало его мучить. Прежде всего, это было желание создать книгу о Пале-Рояль, каким видели его прославленные обитатели». Книга должна была состоять из фотографий, чередующихся с его рисунками и с текстами Коллетт, Мулуджи, Фр.-Р.Бастида, Эм.Берля, П.Ребу и других. Жан Кокто сделал рисунок фронтисписа и написал вступление. Для издателей этот проект оказался слишком дорогим, но удалось осуществить другой — создать балет по роману Э.Золя «Нана». Несколько лет Арнштам посвятил работе над сценарием, декорациями и костюмами (музыку написал А.Томази). Премьера состоялась 14 декабря 1962 года в Страсбурге. «Я вижу его… в свете прожекторов… В руках — большой букет цветов, в ушах — шум аплодисментов и в сердце (могу дать любые гарантии!) — мгновение великого счастья».

Скончался Александр Мартынович Арнштам 6 октября 1969 года в Париже. Похоронен в Монморанси рядом с женой.

В музейной коллекции Дома русского зарубежья им. А.Солженицына хранятся несколько работ Александра Арнштама.

Первая его персональная выставка «Вселенная Александра Арнштама» прошла в Москве в ДРЗ в октябре 2011 года. 

А в марте-мае 2013 года состоялась вторая его выставка — «Гармония кисти и слова: художественная династия Арнштамов в книжной графике русского зарубежья», включавшая также работы двух его сыновей — Игоря и Кирилла.


В.Р.Зубова