50 лет со дня кончины М.А.Кичигина

Михаил Александрович Кичигин родился 2 мая 1883 года в деревне Пальниково Екатеринбургского уезда Пермской губернии в крестьянской семье. В 1901–1908 годах учился в Строгановском художественно-промышленном училище. В 1908–1910 годах изучал древнерусскую монументальную живопись. В 1910 году Кичигин получил звание художника прикладного искусства за проект росписи церкви (руководитель Ф.О.Шехтель). В 1908–1915 годах совершенствовал мастерство в Московском училище живописи, ваяния и зодчества у А.Е.Архипова, Н.А.Касаткина, С.В.Иванова, К.А.Коровина. Кичигин учился и работал в Москве с 1901 по 1918 год — в один из самых ярких периодов развития русского искусства. Его сокурсники Д.Д.Бурлюк и В.В.Маяковский относились к провинциалу Кичигину покровительственно, хотя ценили его мастерский рисунок. «Я-то был смирный, а Володька — хулиган», — вспоминал Михаил Александрович.

В 1914 году М.А.Кичигин начал показывать свои работы на выставках общества «Московский салон», а в 1917-м — стал членом общества. В разное время в выставках этого салона принимали участие художники Д.Д.Бурлюк, С.В.Герасимов, Н.С.Гончарова, А.С.Голубкина, М.Ф.Ларионов, А.В.Лентулов, К.С.Малевич и другие. Работ М.А.Кичигина, выполненных в России до эмиграции, сохранилось чуть больше десятка.

В 1921 году, после двухлетних скитаний по Сибири и Манчжурии, художник оказался в Харбине. В 1928 году переехал в Шанхай. В Китае Кичигин получил признание как художник и педагог. Произведения этого периода — большая и основная часть творческого наследия М.А.Кичигина. В Харбине художник преподавал в студии «Лотос», образованной им вместе с русскими эмигрантами. Одним из его учеников был В.Третчиков, впоследствии ставший известным мастером портретов и литографий в ЮАР, США, Великобритании и странах Европы. Для экзотических портретов В.Третчикова характерна академическая основа, корни которой — в студии «Лотос».

Рисунок всегда был сильной стороной творчества Кичигина. В Китае художник заново открыл для себя сангину — мягкий коричневый мел, пластичный и податливый. Эта техника как нельзя лучше подходила к изображению местного населения, «желтой» расы. За годы эмиграции художник создал целую галерею портретов простых китайцев. Исходя из названий — «Монах», «Приказчик из лавки», «Манчжур», «Старик-китаец», — это типажи, но в то же время — конкретные люди, наделенные типическими чертами.

Вера Кузнецова, жена художника, вспоминала: «Михаил Александрович был превосходным портретистом, сразу “схватывал натуру”, чувствовал характер человека, не зависимо от того, кто был перед ним — советник ли китайского императора или нищий рикша».

Живя в эмиграции, Михаил Александрович много путешествовал. Его притягивали степи и леса Манчжурии, море и морские курорты Циндао, горы провинции Ляошань, тропическая растительность Гонконга, Пекин со средневековой архитектурой Запретного города и соседние дальневосточные страны: Корея, Япония. Серия этюдов, выполненная в Кантоне в 1932 году, отображает живописную, изрезанную каналами, густонаселенную местность провинции Гуанчжоу. Жемчужные тона других живописных полотен вторят названию местной реки — Чжуцзян (Жемчужная). Объектами изображения часто становились и сложные архитектурные ансамбли: монастырь в древней столице Китая Цинаньфу или Летний дворец в Пекине. На полотнах Кичигина — уголки садово-паркового ансамбля Запретного города и изящный павильон посреди озера.

Из поездок художник возвращался с большим количеством этюдов (до 60 за два-три месяца). В 1931 году «Шанхайская заря» писала: «Кичигин М.А. — как колорист явление в Шанхае вне конкуренции. Его слепящие и покоряющие этюды живут и сверкают. Некоторые вызывают восторг у публики. Этюд “Городские ворота”, “В Цинаньфу”, этюды Летнего дворца под Пекином, “Трапеза священнослужителя”».

М.А.Кичигин был заметной фигурой в художественной жизни Шанхая. Он стал членом шанхайского международного Артклуба, писал много заказных портретов, работал как сценограф, делал эскизы оформления Французского клуба, принимал участие в росписи церкви святого Николая Чудотворца, храма-памятника Николаю II в Шанхае (проект русского архитектора А.И.Ярона). В 1939 году Михаил Александрович участвовал в оформлении издания «Бриллиантовый юбилей международного сеттльмента Шанхая». В главе, посвященной культуре Шанхая, М.А.Кичигин представлен среди наиболее интересных художников.

Кичигин не забывал и русскую тему. В Шанхае он написал «Портрет родителей» — отца, матери, своей крестной (сейчас эта работа — в собрании Ярославского художественного музея). Для художника образы родителей неотделимы от родной земли, своего рода икона, символ России.

В 1947 году Кичигин как репатриант вернулся в Россию. С 1948 года жил в Ярославле, в Художественном музее которого хранится большая часть его творческого наследия. Это 20 живописных и 52 графические работы (акварель и рисунок), поступившие в музей в конце 1960-х — 1990-х годах главным образом от вдовы художника В.Е.Кузнецовой-Кичигиной. Благодаря ей работы М.А.Кичигина есть в коллекциях ГТГ, ГИМа, в Вологодской картинной галерее, Екатеринбургском музее изобразительных искусств, Костромском областном музее изобразительных искусств, Ростово-Ярославском историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике, Рыбинском историко-архитектурном и художественном музее. Много работ Кичигина находится в российских и зарубежных частных собраниях.

В каталоге первой персональной выставки художника в Ярославле в 1954 году было представлено: 54 живописных полотна, 98 акварелей, 67 рисунков. В Ярославле в 2004 году была издана богато иллюстрированная книга «М.А.Кичигин. В.Е.Кузнецова-Кичигина. Русские художники в Китае» (издательство Александра Рутмана, составитель, автор вступительной статьи, каталога и комментариев Татьяна Лебедева).

В последнее время обнаруживаются сведения о работах М.А.Кичигина в разных городах России и зарубежных странах, творческое наследие художника продолжает открываться и исследоваться.

Тамара Приходько