55 лет со дня кончины Г.Д.Гребенщикова

11 января 2019 года — 55 лет со дня кончины Георгия Дмитриевича Гребенщикова (06.05 (24.04).1883, с. Николаевский рудник Бийского округа Томской губернии, Россия – 11.01.1964, Лейкленд, США), писателя, журналиста, общественного деятеля. Из крестьян. В автобиографических заметках «О моей жизни», опубликованных в Америке в 1925 году, Георгий Дмитриевич рассказал о своих предках со слов своего деда по отцу, Луки Спиридоновича: прадед его был «калмык, захваченный русскими охотниками в верховьях реки Бии». Фамилию пленник получил, видимо, от своего приемного отца, а тот, по предположению деда, был сыном гребенщика, мастера гребней, пришедшего в Сибирь со староверами. «Отсюда и моя длинная, царапающая фамилия», — заключает писатель. Отец был горнорабочим. Мать — Елена Петровна — потомственная казачка, была «немножко грамотная, взращенная на ковыльных просторах Иртыша мечтательница, богомолица». От матери передались Гребенщикову любовь к песне, к божественному, к грамоте.

В селе Николаевский рудник находилось начальное училище, в которое и пошел учиться Георгий Дмитриевич. Хотя он был одет хуже всех в классе (первую зиму ходил в школу в материнских валенках), однако старался изо всех сил. Хотел быстрее научиться писать «по-мелкому», как учительница, и поскорее доказать отцу, что не зря его, единственного из детей, отправили учиться. Однажды зимой двенадцатилетний мальчик приехал вместе с отцом в Семипалатинск, а потом от него сбежал. Остаться в городе решил он по тайному «сговору» с матерью. Мать внушала сыну мысль о необходимости учиться, чтобы стать таким, как Ломоносов. В Семипалатинске ему повезло на встречи с образованными людьми, у которых он перенял навыки бытовой культуры, по их совету начал много читать, открыл для себя огромный мир литературы и искусства.

Сменив множество профессий, Гребенщиков решил попробовать себя в публицистике, став сотрудником газеты «Семипалатинский листок» (1905). В Семипалатинске вышла и первая его книга — сборник рассказов «Отголоски сибирских окраин» (1906). В 1908–1909 годах он издавал газету «Омское слово», закрытую за «вредное направление», после чего переехал в Томск. Мечтал о встрече с Л.Н.Толстым. Посетил Ясную Поляну в марте 1909 года. Дважды он публиковал статьи о встрече с Толстым в томских изданиях: газете «Сибирское слово» (в ноябре 1910) и журнале «Сибирский студент» (в ноябре 1915). Последняя статья «У Льва Толстого» вышла уже за границей, в нью-йоркском журнале «Зарницы» (1926. № 6). В ней Георгий Дмитриевич рассказывает, почему он решил съездить в Ясную Поляну: «Поеду к самому Толстому, ему покаюсь в своих литературных прегрешениях и дам ему слово — что больше заниматься этим делом никогда не буду». Великий писатель тогда ответил ему: «А вы не смущайтесь и не бойтесь ваших строгих критиков и пишите так, как думаете, если думаете искренно…»

С осени 1909 года Гребенщиков служил секретарем в редакции журнала «Молодая Сибирь», созданного кружком Г.Н.Потанина, поступил вольнослушателем в Томский университет. В 1910–1911 годах изучал жизнь старообрядцев в Горном Алтае, читал лекции о бухтарминских поселенцах. В 1912 году он становится редактором барнаульской газеты «Жизнь Алтая». Разделяя потанинские идеи областничества, реализовывал их в рассказах и повестях. А с Максимом Горьким свела его судьба в 1911 году, вероятно, он сам обратился к известному писателю с просьбой помочь ему опубликовать свои произведения в столичных журналах. При содействии Горького Гребенщиков начал печататься в «Современнике» и «Летописи». На средства барнаульского мецената В.М.Вершинина он подготовил «Алтайский альманах» (СПб., 1914), в котором опубликовал произведения молодых сибирских писателей.

В 1916 году Георгий Дмитриевич уехал на фронт санитаром. В московских «Русских ведомостях» публикуются его репортажи и корреспонденции с фронта. К этому времени относится начало работы над романом «Чураевы». Из письма Г.Н.Потанину (от 25 июля 1916 года) из действующей армии Южного фронта: «Перед отъездом на позиции начал большую и интересную работу, роман под кратким заголовком “Чураевы”. Первую часть закончил, отдал Горькому. Он очень одобрил и давал мне денег, чтобы я садился и писал, оканчивал работу. Но я уже не мог возвращаться с полдороги. “Чураевы” символизировать должны и “чур меня” и “чурка”, но чурка крепкая, кондовая, остаток крепких кедрачей Сибири. Работа меня захватила, я пишу с увлечением…» «Чураевы» были задуманы как 12-томная хроника жизни старообрядческой семьи.

Октябрь 1917 года Георгий Дмитриевич не принял. Годы Гражданской войны провел в Крыму, сотрудничая в местной печати. В эмиграции с 1920 года. Жил он сначала во Франции, где завершил и издал начатую в Висбадене «Былину о Микуле Буяновиче», о которой Н.К.Рерих сказал: «Простота, Красота и Бесстрашие окружают творчество Гребенщикова. Радуюсь Сибири, взрастившей этого большого человека».

В 1924 году писатель переехал в США. В штате Коннектикут на окраине города Саутбери, в графстве Нью-Хейвен, над рекой Помперог (Pomperaug) у слияния ее с рекой Хусатоник, на расстоянии полутора-двух часов езды на автомобиле от Нью-Йорка нашлось место, похожее на Россию. Илья Львович Толстой, сын Льва Толстого, был первым русским, который приобрел здесь в 1923 году землю. Сначала он купил один акр, а потом прикупил еще 16 акров. В 1925 году Георгий Дмитриевич перекупил у обнищавшего графа Толстого всю землю и в том же году прикупил еще 100 акров.

Ему очень понравилась эта местность, поросшая лесом и напоминавшая родину. Он решил основать на этой земле поселок для русских писателей, артистов и ученых. «Как вы, быть может, уже знаете, еще в 1925 году, в лесах и на холмах штата Коннектикут, на левом берегу небольшой речки Помпераг, возник русский поселок по слову бывшей в то время в Америке некогда славной певицы Надежды Плевицкой, названный деревней Чураевкой. Конечно, имя это чисто символическое, такой деревни на Алтае не существовало, не было там и подлинных братьев Чураевых. Все это только символы тоски о Родине…» (Послание мирянина). Главной достопримечательностью Чураевки является часовня из дикого камня, с куполком, во имя преподобного Сергия Радонежского и в память Храма Христа Спасителя в Москве, разрушенного большевиками в 1931 году. Строилась она в 1932–1933 годах, проект ее был сделан по рисунку Н.К.Рериха, постройка велась на пожертвования.

Самым щедрым жертвователем был И.И.Сикорский. Русские жители добровольно участвовали в ее строительстве. Постройкой же руководил Георгий Дмитриевич Гребенщиков. Название «Чураевка» стало официальным во всех деловых бумагах по купле и продаже недвижимости. Однако из-за трудности произношения коренные жители Саутбери часто называют Чураевку «Russian Village» (Русская деревня). В Чураевку приезжали погостить многие русские знаменитости: С.Рахманинов, М.Чехов, М.Фокин, и другие. И.Сикорский владел здесь землей, часто приезжал в Чураевку, но в ней не жил. Он очень ценил Гребенщикова как писателя, особенно его эпическое произведение «Чураевы». Первые переселенцы были ветеранами Белой армии или членами их семей. Потом к ним присоединились после Второй мировой войны беженцы из Советского Союза. В Чураевке Георгий Дмитриевич не только построил дом, но и устроил в нем типографию, создал совместно с Н.К.Рерихом книжное издательство «Алатас», в котором были напечатаны книги самого Г.Д.Гребенщикова, Н.К.Рериха, К.А.Бальмонта, А.М.Ремизова, И.А.Сикорского (отца И.И.Сикорского), стихи Ивана Умнова и других…

Здесь, в Чураевке, были написаны Гребенщиковым «Гонец», «Радонега», «Купава», «Первая любовь» и «Волчья сказка», продолжена работа над эпопеей «Чураевы», которую Ф.И.Шаляпин называл «Золоторокотным сказанием». «Когда я читаю “Чураевых”, я горжусь тем, что я русский, и сожалею, что не сибиряк», — писал Федор Иванович. Из двенадцати заявленных томов эпопеи к 1952 вышло только семь. Роман оказал определенное влияние на литературные вкусы и чаяния русской эмигрантской молодежи. В начале 1920-х годов в Харбине создается литературный кружок «Молодая Чураевка». В 1930-х годах основывается «Шанхайская Чураевка».

Георгий Дмитриевич много внимания и средств уделял пропаганде русской культуры. Участвовал в создании Музея русской культуры в Сан-Франциско. Однако со временем долги по осуществляемым проектам так выросли, что пришлось оставить Чураевку, наезжая туда лишь изредка. В 1942 году он перебирается в Лейкленд, где до 1955 года преподает русскую историю и литературу во Флоридском южном колледже. Будучи уже профессором, все же завершает в 1945 году высшее образование. От Оксфордского университета получил звание доктора философии. Продолжал организацию русских лекций, выставок, концертов. В годы войны готовил культурно-экономический проект «Сибирь — Америка». Был попечителем многих домов престарелых. Его книги были переведены на 28 языков мира. С горечью писал он К.М.Симонову 22 мая 1946 года: «Я признан почти всюду, но совершенно неизвестен на Родине только потому, что попал в волну, выплеснувшую меня за рубежи».

В настоящее время деревня Чураевка включена в национальный реестр государственных исторических памятников США. Дом Г.Д.Гребенщикова сохранился, но им владеют другие люди, и, к великому сожалению, нет на нем мемориальной доски, объясняющей его значение в русско-американской истории. С продажей дома Гребенщикова книги его были разобраны и разосланы по библиотекам. Большая их часть, 792 книги, была отправлена в Москву, в Библиотеку-фонд «Русское зарубежье» — ныне Дом русского зарубежья им. А.Солженицына — Комитетом «Книги для России» (Book Committee for Russia). См. публикации Г.Д.Гребенщикова в каталоге библиотеки ДРЗ.

В.Р.Зубова