75 лет со дня гибели в концлагере Освенцим В.Д.Баранова-Россине

Владимир Давидович Баранов-Россине (настоящие имя и фамилия: Шулим-Вольф Баранов) (13(01).01.1888, с. Большая Липатиха Мелитопольского уезда Таврической губернии, Россия – январь 1944, Освенцим, Польша) — живописец, скульптор, изобретатель. Из мещан. Учился на живописном отделении Одесского художественного училища у К.К.Костанди и Г.А.Ладыженского (1903–1908). Участвовал в первых выставках русского авангарда: «Стефанос» (Москва, 1907–1908), «Звено» (Киев, 1908), «Венок-Стефанос» (Санкт-Петербург, 1909) и другие. Поступив в Императорскую Академию художеств в Санкт-Петербурге (ИАХ), фактически там не бывал, поэтому был отчислен 21 декабря 1909 года за непосещение. В это время он увлекался светоцветомузыкой, познакомился с А.Н.Скрябиным и написал его портрет. Композитор оставил на нем автограф: «Музыканту красок — Скрябин».

В 1910 году уехал в Париж и сразу оказался в «Улье», знаменитом фаланстере начала XX века, созданном в 1902 году меценатом и скульптором Альфредом Буше. Трехэтажная ротонда представляла собой комплекс из 140 ателье, которые сдавались начинающим художникам и литераторам за ничтожную плату. Находясь в самой гуще парижской художественной жизни, он сближается с Робером и Соней Делоне, ставшими его друзьями навсегда, участвует в вечерах, которые устраивали баронесса д’Эттинген и Серж Фера (Жан Серюс), где собирались Александра Экстер, Михаил Ларионов и Наталья Гончарова, Макс Жакоб, Леопольд Сюрваж и другие.

В Париже он взял псевдоним «Даниель Россине», вторая часть которого названа в честь коня Дон Кихота Россинанта (вернувшись в Россию, он присоединит эту часть псевдонима к своей фамилии). Владимир Давидович, конечно же, много писал и выставлялся. Был мастером автопортрета, он писал их много и в разных стилях, особенно известны его кубистические автопортреты первой половины 1910-х годов. Вплоть до 1914 года художник участвовал и в Салонах независимых, проходящих весной, и в Осенних салонах, причем представлял не только живопись, но и скульптуру. Именно в скульптуре в свой первый парижский период он стал настоящим новатором. В 1913 году в Салоне независимых он экспонировал скульптуру «Ритм», выполненную из дерева, картона и яичной скорлупы, а весной 1914 года — ставшую одной из самых известных его скульптур — «Симфонию № 2», выполненную в виде комбинации раскрашенных металлических труб, проволоки и пружин, Ее хвалили Г.Аполлинер и А.Сальмон (газета «Intransigeant», 28 февраля 1914), но нашлись и критики, и немало. По воспоминаниям Сони Делоне, раздосадованный из-за критики художник, ухватив скульптуру, торжественно прошествовал вместе с участниками выставки к Сене и швырнул «Симфонию № 2» в воду.

Владимира Давидовича по-прежнему интересовала светоцветомузыка. Это увлечение тоже было очень серьезным. Он даже изобрел особого рода фортепиано — «оптофон», каждая клавиша которого соответствовала не только определенному звуку, но и цвету. Свет, проходя через сложные оптические фильтры, проецировался на специальный экран — «хромотрон». Свою работу над созданием оптофона он начал в 1909 году, а первые оптофонические концерты состоялись в 1916 году в Христиании и в Стокгольме, где он работал в 1915–1917 годах.

В феврале 1917 года он вернулся в Петроград. В ноябре 1917 года состоялась его первая в России выставка в Художественном бюро Н.В.Добычиной, где было представлено свыше 60 работ. Вместе с Кустодиевым и Петровым-Водкиным украшал Петроград к первой годовщине Октября, работал над революционными панно «365 революционных дней», «Красноармеец-барабанщик», «Марширующие красноармейцы» для оформления площади Восстания. Осенью 1918 года возглавил живописную мастерскую в бывшей ИАХ.

Весной 1919 года переехал в Москву, был избран профессором ГСХМ (позже — ВХУТЕМАС), вошел в Коллегию по делам искусств и художественной промышленности при Наркомпросе. Создавал простейшие абстрактно-геометрические композиции, близкие супрематизму. Участвовал в выставках: «Мир искусства», 1-й Государственной свободной выставке произведений искусств, 1-й Русской художественной выставке в Берлине и других.

В 1923 году провел цветомузыкальные концерты в театре В.Э.Мейерхольда. 9 ноября 1924 года в Большом театре состоялся Оптофонический цвето-зрительный концерт, на котором лично исполнил «партию света» в сопровождении симфонического оркестра под руководством дирижера В.И.Сука. Со вступительным словом выступил В.Б.Шкловский. В феврале 1925 года Комитет по делам изобретений запатентовал «Хромотроп» художника — «проекционное устройство для воспроизведения изменяющихся световых и цветовых впечатлений».

Однако вскоре идеалы социализма разбились о реальность, и в 1925 году по приглашению супругов Делоне Владимир Давидович со старшим сыном Евгением и женой Полиной возвращается в Париж навсегда. Но это был совсем другой Париж. Другие идеи, другие художники… И все же Баранов-Россине довольно быстро смог адаптироваться в новой художественной среде, продолжая дружить и сотрудничать с супругами Делоне и Хансом Арпом, который стал к тому времени одним из ведущих европейских художников. Во второй половине 1920-х и в 1930-х годах он работает в новой для себя стилистике сюрреализма. И, как всегда, много выставляется — в первую очередь в Салонах независимых (с 1926 по 1940-й год). В 1933 году его «Политехническая скульптура», как в свое время «Симфония № 2», вновь привлекает внимание зрителей и критики.

В 1927 году художник основал в Париже Первую оптофоническую академию, в которой преподавал рисунок, живопись, конструкцию и скульптуру, используя систему «оптофонического пианино». В 1926 году он получает французский патент на оптофоническое пианино — именно благодаря патенту и руководству по пользованию разрушенный во время Второй мировой войны оптофон был восстановлен. Сегодня он находится в Центре Жоржа Помпиду.

В 1930-е годы создал и запатентовал ряд изобретений, основанных на оптических эффектах, в частности «хромофотомер» (прибор для анализа качества драгоценных камней) и «мультиперко» (прибор для производства и очистки химических растворов), а также устройство для стерилизации и подачи газированных напитков.

В начале войны он пытался приложить свой опыт живописца к решению проблемы военного камуфляжа.

С приходом немецких оккупантов отказался покинуть город, заявив: «Я люблю Париж и ничего не боюсь!» …Его арестовали вместе с семьей. Родных вскоре выпустили, а самого Владимира Давидовича отправили в Освенцим, где он погиб в январе 1944 года.

«В течение многих лет, или — вернее — в течение всей своей творческой жизни, он неизменно оказывался (хронологически) в первых рядах самых разнообразных авангардных течений, будь то кубизм или сюрреализм, футуризм, экспрессионизм и так далее до абстракции. Он был спутником и соратником в очень трудных боях, взволновавших художественный мир» (Юрий Анненков).

В 1972 году дети художника передали Музею современного искусства в Париже 38 его работ. Ретроспективные выставки состоялись в Париже, Лондоне, Кельне, Амстердаме, Франкфурте-на-Майне, Нью-Йорке. Прошли они и на родине художника. В 2002 году в Государственной Третьяковской галерее состоялась широкая репрезентация его картин и скульптур. В 2007 году в России прошло сразу две его выставки: в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге и Музее личных коллекций ГМИИ им. А.С.Пушкина в Москве.

В.Р.Зубова