«Потешные листы старообрядцев: Современный лубок Павла Варунина»

  • Понедельник — пятница
    12:00–19:00
    Суббота, воскресенье — выходные дни
  • Дом русского зарубежья
    им. А.Солженицына

Приглашаем ознакомиться с виртуальной выставкой «Потешные листы старообрядцев: Современный лубок Павла Варунина».

Лубок — это разновидность народного изобразительного искусства. Лубок часто называют также народной картинкой. Для него характерны простота техники, лаконизм изобразительных средств (грубоватый штрих, яркая раскраска, примитивный рисунок, неуклюжий шрифт). Часто в лубке содержится развернутое повествование с пояснительными надписями. В этом смысле старинный лубок сродни современному комиксу.

Древнейшие лубочные картинки происходят из Китая. До VIII века они рисовались от руки, а начиная с VIII века появились первые лубки, выполненные в технике гравюры на дереве. В Европе лубок появился в XV веке. Западноевропейский лубок был преимущественно печатным. Благодаря своей доходчивости и ориентированности на «широкие массы» эти картинки использовались как средство агитации в период народных волнений.

В России лубочные картинки фиксируются примерно с XVI века. С этого времени в Москве и других городах начали продавать печатные «фряжские», или «немецкие потешные листы». Предполагается, что одним из первых русских граверов-лубочников был известный московский типограф конца XVI – начала XVII века Андроник Тимофеев Невежа.

Изготовлялся лубок следующим образом. Художник наносил на липовую доску (луб) карандашный рисунок, затем ножом делал углубления в тех местах, которые должны были оставаться белыми. Смазанная краскою доска-клише под прессом оставляла на бумаге черные контуры картины. Отпечатанные таким способом картины назывались простовиками. Простовики отвозили в специальные артели, которые занимались раскраской лубка. Позднее появилась более совершенная техника изготовления лубочных картин — медная гравюра. В этом случае художник-гравер тонким резцом наносил штриховой рисунок на медную пластину. Этот рисунок прорабатывался детальнее, чем резьба на липовой доске. Напечатанные с медных листов картины также раскрашивались вручную.

Особая разновидность русского лубка — это рисованный лубок. Его расцвет приходится на середину XVIII–XIX века. В нем органично соединились фольклорное сознание, древнерусская книжная миниатюра и народная лубочная изобразительность, опирающаяся на принципы наивно-примитивного искусства.

Русский рисованный лубок — это художественное явление, связанное в первую очередь со старообрядчеством. Староверы не признавали новой книжной продукции, выходившей из-под пресса никонианского печатного станка. Старый дониконовский лубок также не всегда отвечал религиозно-эстетическим запросам сторонников древнего благочестия, поэтому свои лубочные картинки они рисовали вручную. Настенные листы исполнялись жидкой темперой, нанесенной по легкому карандашному рисунку, следы которого заметны только там, где он впоследствии не был стерт. Мастера пользовались красками, разведенными на яичной эмульсии или камеди (клейкие вещества различных растений). В отличие от массового печатного лубка, рисованный лубок исполнялся мастерами с начала и до конца от руки.

В традиционном старообрядческом лубке преобладали религиозные и духовно-нравоучительные сюжеты. Установка на «пригожество» и благолепие исключала появление ярмарочно-балаганных персонажей типа Парамошки и Савоськи, характерных для русского печатного лубка. Часто картинки были построены по принципу противопоставления «старороссийской церкви предания» и «Никоновых нововведений». Художники делили лист на две части и показывали отличия в изображении голгофского креста, патриаршего жезла, способа перстосложения, печатей на просфорах. На изображениях видно, что старообрядцы одеты в старинное русское платье, а никониане — в короткие новомодные фраки и узкие панталоны. Картинки с назидательными рассказами и притчами из различных литературных сборников занимают большое место в искусстве рисованного лубка. В них трактуются темы нравственного поведения, добродетельных и порочных людских поступков, смысла человеческой жизни, обличаются грехи, рассказывается о муках грешников, жестоко караемых после смерти. Обличительные (сатирические) картинки как бы объективизировались и также строились по принципу противопоставления: «мы благочестивые» — «они неверные». Самоирония не допускалась.

Особую роль в развитии старообрядческого лубка сыграли традиционные книжные центры — Выг, Гуслица, Усть-Цильма, Москва. Мастера-лубочники были и в Прибалтике. В конце XIX – первой половине ХХ века в Вильнюсе настенные листы оформлял известный книжник Иван Федотович Гущенко, свои мастера были в Риге и других городах.

Настоящая выставка посвящена современному старообрядческому лубку. Автор представленных рисунков — художник из Тарту (Эстония) Павел Григорьевич Варунин. Это не первая персональная выставка художника, его работы неоднократно выставлялись на тематических выставках, посвященных культуре староверов, в Эстонии, Латвии, Литве и России (Ставрополь, станица Новокумская Ставропольского края, Боровск, Новосибирск, Великий Новгород). Знатокам староверия его рисунки также известны по многочисленным изданиям, вышедшим в последние годы и посвященным культуре староверов Эстонии, по настенным и перекидным церковным календарям. Большая часть экспонируемых работ была создана именно как иллюстрации к тому или иному изданию.

Его рисунки выполнены в разной манере. Здесь представлены как образцы, имитирующие технику оттиска с резной доски, так и рисунки, выполненные в иконописной манере и в стиле народной картинки.

Для первой группы характерен примитивный рисунок, непропорционально большие глаза, толстые линии контура, яркие цвета. Отсутствует проработка деталей, в надписях используется шрифт, стилизованный под надписи русского печатного лубка.

Вторая стилистическая группа рисунков объединяет работы на библейские, религиозно-исторические и религиозно-нравоучительные темы. Эти рисунки по технике исполнения приближаются к иконописным изображениям. В этой манере выполнены, например, иллюстрации к Толковой азбуке. Однако здесь не следует ожидать точного следования иконографическому канону: рисунок, хотя и выполненный в рамках иконописной традиции, упрощен, иногда даже схематичен, его контуры более резкие, чем на иконе. Жанр картинки (рисунка) на библейскую тему позволяет автору вносить некоторые свои элементы в традиционный сюжет (например, изображение стилизованных поморских цветков и винограда вместо обычного дерева или кустарника). Характерная черта работ этой группы — строгое следование нормам церковнославянской орфографии и сохранение оригинального текста, иллюстрацией которого они являются. Шрифт же имитирует традиционный старообрядческий полуустав.

Картинки религиозно-исторического содержания представляют собой синтез стиля древнерусской книжной миниатюры и иконы. В сюжетах некоторых рисунков этой группы легко просматривается иконографическая модель, послужившая образцом для художественного решения.

Cобственно назидательные картинки, рисунки на фольклорную и религиозно-просветительскую тематику чаще всего выполнены в стиле народной картинки. Фольклорно-этнографические работы, иллюстрирующие народные пословицы и поговорки, особенности быта староверов Причудья, как правило, представляют собой бытовые зарисовки, пронизанные тонким юмором и легкой самоиронией, чего не могло быть в традиционном старообрядческом лубке. Чувствуется, что художнику нравится работать в такой стилистике, совмещая приемы иконописи (особенно в моделировке складок одежды, символических горок) и художественную манеру народной жанровой картинки. Текст, поясняющий содержание картинки, может быть любым. Здесь и народная пословица, отрывок из песни, частушки или былички, здесь и авторская стилизация фольклорного произведения — рифмованные раешные стихи, частушечные куплеты и др.

Многие рисунки обрамлены декоративными рамками, картушами, виньетками, стилизованными под древнерусский, а также поморский книжный орнамент. В оформлении надписей часто используются буквицы, выполненные в разной стилистике (от балканской плетенки и «звериного стиля» до старопечатного орнамента). Обязательным элементом оформления надписей в лубке П.Г.Варунина является вязь. Русская косоворотка, сапоги, борода у мужчин и платок, сарафан у женщин однозначно отсылают зрителя к старообрядческой традиции. Частое использование сочетания белого, красного и синего (голубого) цветов, видимо, указывает на исконную русскость этой традиции.

Все рисунки П.Г.Варунина оригинальны, они не повторяют известные старообрядческие образцы XVIII–XIX веков. Рисунки П.Г.Варунина не только выполняют эстетическую функцию книжной иллюстрации, но и решают просветительские, образовательные задачи — обучают чтению на церковнославянском языке. А всё вместе — и образ, и текст, и авторское отношение к работе — создает удивительно теплую, живую атмосферу и вызывает неподдельный интерес к современной старообрядческой культуре.

Всего на выставке представлено 132 работы. Они распределены по тематическому принципу. Все рисунки П.Г.Варунина оригинальны, они не повторяют известные старообрядческие образцы XVIII–XIX веков. Рисунки П.Г.Варунина не только выполняют эстетическую функцию книжной иллюстрации, но и решают просветительские, образовательные задачи — обучают чтению на церковнославянском языке. А всё вместе — и образ, и текст, и авторское отношение к работе — создает удивительно теплую, живую атмосферу и вызывает неподдельный интерес к современной старообрядческой культуре.

Надежда Морозова,

доктор гуманитарных наук, старший научный сотрудник

Института литовского языка (Вильнюс, Литва)