125 лет со дня рождения П.Н.Савицкого

15 мая 2020 года — 125 лет со дня рождения Петра Николаевича Савицкого (псевдонимы: П.В.Логовиков, С.Лубенский, П.Востоков; 15(03).05.1895, Савищево (или Логовики) Черниговской губернии, Россия – 13.04.1968, Прага, Чехословакия), экономиста, географа, культуролога, геополитика, одного из идеологов евразийства, поэта. Из малороссийских дворян. Отец, Николай Петрович, черниговский землевладелец, предводитель губернского дворянства, член Государственного совета, действительный статский советник, мать, Ульяна Андреевна, — «приветливая, прекрасная русская женщина» (Пушкарев С.Г. Воспоминания историка. Москва: Посев, 1999). Петр окончил 1-ю черниговскую классическую гимназию с золотой медалью (1906–1913). С молодых лет активно занимался краеведением, публиковал статьи по истории украинской архитектуры и народного искусства. Среди оказавших на него влияние — историки Виноградский и Лазаревский, писатель Коцюбинский. В 1911 году в Чернигове он подружился с В.Модзалевским, под влиянием которого три года посвятил изучению истории Украины, а в 1914 году на выставке украинской старины в Харькове представил коллекцию фотографий памятников архитектуры Черниговщины. В 1916 году в соавторстве с Модзалевским подготовил к печати книгу «Очерки искусства Старой Украины. Чернигов» (книга вышла только в 1992 году).

В 1917 году Савицкий окончил экономический факультет Петербургского политехнического института, был учеником П.Б.Струве и В.И.Вернадского, специализировался по экономической географии, в которую внес заметный вклад своими исследованиями степей и степных народов, анализируя взаимодействие социально-экономической истории и природной среды. Оставлен при институте для подготовки к профессорскому званию. По рекомендации Струве, который высоко ценил способности своего ученика и опубликовал в журнале «Русская мысль» несколько его статей, в 1916–1917 годах Петр Николаевич был прикомандирован к российской миссии в Норвегии, где занимался подготовкой торговых договоров.

Патриотическое чувство всегда побуждало Савицкого, как и многих его сверстников, стремиться принести пользу родине. Какое-то время он хотел принять личное участие в боевых действиях, хотя, как студент, пользовался правом на отсрочку от воинского призыва «для окончания образования». Из личного дела студента Савицкого следует, что в сентябре 1915 года он готовился подать прошение о поступлении в Михайловское артиллерийское училище в столице (ЦГИА СПб. Ф. 478. Оп. 1. Д. 1837. Л. 43). Нужно полагать, родители были немало встревожены намерениями сына, так как он не отличался крепким здоровьем. Командировка в императорскую дипломатическую миссию оказалась как нельзя кстати, она открывала ему возможность исполнить долг на гражданской службе, совмещая ее с изучением международной экономики на практике.

Во время Октябрьской революции Петр Николаевич уже был в России, а не в Норвегии, о чем рассказывал в интервью «Радио Свобода» его сын, историк и журналист, автор книги о русской эмиграции в Праге, Иван Петрович Савицкий: «Он вернулся с тем, что задание выполнено… Вернулся в Петроград, и ему было назначено, что он должен 7 ноября 1917 года по новому стилю сделать об этом доклад — о результатах поездки и пребывания в Норвегии. Понятно, ничего не состоялось. Он провел еще несколько дней в Петрограде, потом переехал в Москву и начал двигаться в направлении юга, где начало организовываться Белое движение… он был в Добровольческой армии какой-то короткий срок… оттуда его извлек уже Петр Струве. Он же был учеником Струве, даже самым любимым учеником. И когда Струве стал заведующим ведомством иностранных дел при правительстве Врангеля, то он сразу привлек отца» (здесь и далее цит.: Отец и сын. Евразиец Петр Савицкий и историк Иван Савицкий. Ведущий Михаил Соколов. Радио Свобода: Программы: История и современность: Документы прошлого. 22.08.2005).

Савицкий тогда возглавлял внешнеэкономическое направление, ездил в Италию и Францию. В том же году вместе с остатками армии Врангеля прибыл из Крыма в Константинополь и попытался обосноваться в Галлиполи, «там какой-то хутор пробовали организовать. Где-то был даже снимок, который, к сожалению, тоже погиб. Они там роют кирками, копают совершенно неудобную землю для этого. Но это длилось очень недолго, ничего из этого не получилось. И опять его Струве привлек — уже в Софию».

Петр Николаевич перебирается в Софию, где Петр Бернгардович издает журнал «Русская мысль», он становится членом редакции, пишет рецензии на разные книги, в том числе и на книгу Н.С.Трубецкого «Европа и человечество» (Европа и Азия // Русская мысль. 1921. № 1–2), с чего собственно и началось евразийство. «По-моему, первые два номера “Русской мысли” он еще сотрудничал со Струве. Но потом их расхождения начали увеличиваться и увеличиваться по мере того, как отец уходил в евразийство, а Струве более-менее правел и правел, наоборот». По мнению Ивана Петровича, все «началось с дискуссий, с дискуссий довольно оживленных. В конце концов, первый сборник “Исход к Востоку” (вышел в 1921 году там же в Софии в «Российско-болгарском издательстве», директором-распорядителем которого являлся сам Савицкий. Авторы — Петр Савицкий, Николай Трубецкой, Петр Сувчинский, Георгий Флоровский. — Примеч. В.З.), потом второй сборник “На путях”, там еще довольно большая разноголосица. Да она, в принципе, оставалась разноголосицей во все время существования евразийства. Их объединяли некоторые принципы, но такие — очень смутные. В конце концов, вся судьба евразийства показывает, что это не было компактным, целым. Это был поиск, поиск, и продолжался он во все время существования евразийства».

В Софии Савицкий сблизился с профессором Ломшаковым, руководителем «Русской акции» правительства Чехословакии, и в 1922 году переехал в Прагу — заведовал кафедрой экономики Русского аграрного института. В Праге он встретил Веру Ивановну Симонову, с которой познакомился еще в России, они поженились в 1927 году. «Съехались в “профессорском доме” небезызвестном, именуемом также “братской могилой”. Потом переехали куда-то в Модржаны».

С 1929 года П.Савицкий — профессор Русского народного университета и Карлова университета, преподает и развивает евразийское осмысление русской истории. Понимание России как «срединного материка» между Европой и Азией — Евразии вызрело у Савицкого в годы Гражданской войны. Анализируя географическое положение России, а также агроклиматические условия и расположение природных зон, он приходит к выводу, что Россия представляет собой целостный и вполне автономный природный мир, который существенно отличен как от Европы, так и от Азии. Это дало ему право говорить об особой географической среде — «континенте Евразия», который охватывает не весь одноименный материк, а лишь его срединную часть — Россию. Основная его идея заключается в том, что Россия — особое цивилизационное образование, самостоятельный мир, самобытная геополитическая духовно-историческая реальность: «Евразия». Единство экономической, политической и культурной жизни представляет органически слитное «материковое хозяйство» и обеспечивает самодостаточность и независимость от Европы истории России-Евразии. Такое единство Савицкий называет «месторазвитием». Приведенные положения и есть теоретическое обоснование евразийства.

Петр Николаевич считал, что утвердившееся в исторической науке мнение, согласно которому русская государственность основана только на наследии Киевской Руси, не верно. По Савицкому, Киевская Русь, расположенная в меридиональном направлении по рекам, не отвечала требованиям общеевразийской государственности, которая предполагала объединение всего евразийского пространства в направлении с запада на восток. В Киевской Руси господствовал принцип «государственного минимализма», что и привело к феодальной раздробленности и краху государства при нашествии монголов. Напротив, монголы, господствуя в «великом прямоугольнике степей» от востока до запада, добились подчинения оседлых народов. Впоследствии, избавившись от монгольского ига, русские переняли эту черту государственности Монгольской империи и после ее распада вновь объединили Евразию, но уже под главенством православной Московской Руси.

Петровские реформы оценивались Савицким и другими евразийцами отрицательно, ибо они оторвали правящий слой от народной основы, что и стало отдаленной причиной революции и крушения Империи. Обоснованию данных идей посвящены работы Савицкого «Евразийская концепция русской истории» (неопубликованная рукопись), монография «“Подъем” и “депрессия” в русской истории» (Прага, 1925), «Геополитические заметки о русской истории» (1927), «Россия — особый географический мир» (1927), «Географические особенности России. Ч. I. Растительность и почвы» (1927). «О задачах кочевниковедения» (1928), «Месторазвитие русской промышленности» (1932) и другие. Сам о себе он писал:

Мой рок, мой крест — универсальность. 

Ее несу, как некий груз, 

Как надоевшую банальность, 

Как звенья неизбывных уз.

В 1930-е годы, по словам Ивана Петровича, «было очень трудно. Он [Савицкий] был лектором украинского и русского языка в пражском Немецком университете. Печатался в журналах, печатался в Польше, в Прибалтике и так далее. В общем, жил и что-то получал. Николай Петрович (дедушка. — Примеч. В.З.) как раз получал пособие от чешского правительства, отец, по-моему, какое-то время тоже. Это были маленькие деньги, на них прожить нельзя было, но все-таки пособие. Жили мы очень бедно».

В конце 1930 годов Савицкий работал над книгой «Основы геополитики России» (не закончена). В 1936 году ему предложили место директора единственной на то время в Чехословакии русской гимназии «для того, чтобы улучшить материальное положение семьи… Конечно, он был прекрасным директором гимназии, во всяком случае, я, когда я встречался с выпускниками, было такое собрание, из разных стран приехали ученики гимназии, все меня заверяли, что он был прекрасным директором… Конечно, всякое евразийское учение было прервано. Впрочем, он еще читал какие-то лекции русского языка в немецком университете. И только в 1941 году, когда он заявил кому-то из немцев, что Россия непобедима, то его оттуда убрали. Но не убрали из гимназии. В гимназии он был директором до 1944, когда он пытался воспрепятствовать тому, что был объявлен набор во власовскую армию… но его сняли… его арестовали, но выпустили через пять дней, послали чернорабочим». По свидетельству ученого, его спасло дворянское происхождение и бывшие ученики по Немецкому университету в Праге.

В 1945 году в Прагу вошли советские войска. Савицких выселили из служебной квартиры. «...Ехать было некуда и не было никакой мебели. Уже там мебель была казенная, а старая пропала где-то… эмигрантское существование — это существование с множеством переселений». Затем, в мае 1945 года, арестовали Петра Николаевича. По свидетельству Савицкого-младшего, «арестов было несколько, три раза его арестовывали. Первые были в восторге, которые пришли в советской форме: такой хороший русский человек. Потом нас возили на автомобиле, первый раз ездили, было весело и интересно. Потом пришли второй раз, его забрали на этот раз. Первый раз только поговорили на дому. Но отпустили, дали бумажку, что проверили, что очень хороший русский человек. Это все в мае было. Потом несколько раз обращались за помощью, когда нужно было переводить с немецкого что-нибудь на русский. Потом пришли люди в штатском, сказали, что его надолго берут. Когда мать спросила: не нужно ли зимние вещи? Нет, не нужно. Потом после 11 лет он действительно вернулся».

Савицкий был отправлен в Москву и по обвинению в организации «контрреволюционного движения евразийцев с целью свержения советской власти и уничтожения коммунистической партии» получил 10 лет лагерей. «Это мы узнали довольно быстро, потому что тогда еще у отца была сестра в Москве, работала в Академии наук в Ботаническом саду. И она как-то довольно скоро узнала, и до 1948 года шла переписка с ней. Мы узнавали о его существовании, о том, что жив, во всяком случае, более-менее здоров. В 1948 году прекратилась всякая переписка даже уже с дружественной Чехословакией всех работников Академии наук. С 1948 до середины 1955 года мы ничего не знали… Нет. Он не мог писать ничего». Отбывал наказание Петр Николаевич в Дубровлаге (Мордовия).

А тем временем его труды с восторгом были приняты специалистами в СССР. Идея его «периодической системы» природных зон Евразии была изложена на родине в фундаментальном труде «Ботаническая география СССР» академиком Н.В.Павловым в 1948 году. Многие советские ученые ходатайствовали перед властями о его освобождении. В 1954 году он был переведен в Подмосковье, в 1956 году — освобожден и реабилитирован. От предложения остаться в Москве отказался и вернулся в Прагу. Преподавательская деятельность для него была под запретом. В 1960 году там же в Праге умирает жена Вера Ивановна, а его самого власти Чехословакии арестовывают за издание в Париже книги «Стихи» (под псевдонимом П.Востоков). Хотя в ней не было откровенно антисоветских заявлений, а судьба узника ГУЛАГа представала в духе христианского подвижничества, однако сам факт издания за рубежом рассматривался как преступление. Петр Савицкий получил три года, но в 1961 году, благодаря протестам европейских правозащитников, в том числе Бертрана Рассела, а также Глеба Струве, — амнистирован. Чтобы существовать, он вынужден был заняться литературными переводами.

В 1956 году состоялось заочное знакомство Петра Николаевича Савицкого и Льва Николаевича Гумилева через профессора-историка М.А.Гуковского, сидевшего в тех же мордовских лагерях. Савицкий и Гумилев впервые встретятся на Археологическом конгрессе в Праге (1961): «Они находились в довольно близком письменном контакте, их переписка опубликована. Лев Николаевич очень почитал отца, знал его. Они встретились, действительно, и лично. Встретились они в Праге, а не в лагерях, когда он сюда приехал на Археологический конгресс… Тут они очень много разговаривали. По-моему, Лев Николаевич был больше с ним, чем на конгрессе… Влияние, я думаю, он оказал. Откуда Лев Николаевич узнал о евразийстве? Он уже знал, в лагерях через каких-то лиц передавали: Лев Николаевич интересуется евразийством. И какое-то сношение через третьи лица было у них, но это очень мало. Сразу после того, как освободились, оба освободились примерно в одно время, как-то завязали переписку». Переписка двух ученых продолжалась до смерти Савицкого.

Петр Николаевич Савицкий скончался в Праге в канун «Пражской весны» 13 апреля 1968 года. Его, как и отца, похоронили на Ольшанском кладбище.

«Евразийство есть идейное движение, возникшее около 1921 года в среде тогдашнего младшего поколения русской интеллигенции. Оно стремится подвергнуть пересмотру основные представления относительно хода русского исторического развития. Евразийство породило значительную историческую литературу, но и встретило многочисленные возражения со стороны старшего поколения русских историков. В исторической области оно сосредоточивает свое внимание на объяснении возникновения Российской империи XVIII–XX веков и сменившего ее Союза советских республик… Евразийцы высказываются за решительное расширение тех рамок, в которых трактуются проблемы русской истории. Они считают необходимым русскую историю расширить до рамок истории Евразии как особого исторического и географического мира, простирающегося от границ Польши до Великой китайской стены. Евразийцы уделили исключительно большое влияние определению географических особенностей этого мира — срединного мира старого материка — в их отличие от географической природы его западных (Европа) и южных (Азия) окраин… Устанавливая связь исторических фактов с географическими (которая отнюдь не сводится, однако, к односторонней зависимости первых от вторых), евразийцы являются обоснователями в русской науке геополитического подхода к русской истории» (Из доклада П.Н.Савицкого на Международном съезде историков в 1933 году в Варшаве).

См. публикации П.Н.Савицкого в каталоге библиотеки Дома русского зарубежья им. А.Солженицына. 

В.Р.Зубова