55 лет со дня кончины Б.М.Арцыбашева

17 июля 2020 года — 55 лет со дня кончины Бориса Михайловича Арцыбашева (05.06.1899, Харьков, Россия – 17.07.1965, Олд-Лайм, США), художника, дизайнера, графика. Сын писателя Михаила Петровича Арцыбашева. В юности увлекся книжной графикой и экслибрисом. Окончил Тенишевское училище в Петербурге. Работы, выполненные Арцыбашевым-младшим до 1918 года, экспонировались на Выставке оригинальных рисунков книжных знаков в Петрограде и выставке «Русский книжный знак» в Казани, обе состоялись в 1923 году.

Отец Арцыбашева еще до начала Первой мировой войны говорил сыну: «Уезжай из России, не паразитируй на моей известности, смени имя». Борис не последовал лишь последнему совету. Взросление Арцыбашева-младшего пришлось на революционное лихолетье в стране — в 1917 году ему исполнилось 18 лет. В 1918 году он был призван в украинскую армию, бежав, добрался до Крыма, где вступил в ряды белых воинов, но в 1919 году после поражения Белой армии на Юге России из Харькова Арцыбашев-младший отправляется в эмиграцию, минуя традиционные Париж и Константинополь, а через Цейлон сразу же направляется в Нью-Йорк, где и оседает.

Выбор был неочевидный, Борис не знал английского языка и не имел никаких контактов в Америке. Возможно, он просто повиновался зову предков. По своей бабушке (по отцовской линии) он приходился праправнуком польскому полководцу и эмигранту Тадеушу Костюшко. Это крупная историческая фигура — герой войны за независимость США, а позже реэмигрант в Речи Посполитой, упорно пытавшейся сопротивляться разделу Польши. Позже, когда восстание Костюшко в 1794 году захлебнется, он опять станет эмигрантом в США, а закончит жизнь в Швейцарии. Его именем названа не одна улица и не один парк не только в США и Польше, но даже в Австралии. То есть какая-то зацепка в Америке у русского потомка Костюшко все же была.

Прибыв в Нью-Йорк и имея на руках только гроши и ничего больше (14 центов!), Борису подворачивается удача. Сотрудник иммиграционной службы, через которого проходил Борис, помогает ему устроиться на работу в граверную мастерскую в Нью-Йорке, где Арцыбашев получает свой первый опыт помощника иллюстратора. Конечно, амбициозному юноше с достойной родословной и в самом расцвете сил такая работа быстро надоедает. А жить и трудиться надо, но не за такие копейки. Поэтому в самом начале 1920-х годов он принял решение поработать год на нефтяном танкере где-то между югом США и Мексикой. Заработав достаточно денег на первое время, через год возвращается в Большое яблоко (т.е. Нью-Йорк), чтобы начать трудиться по душе — художником-фрилансером.

На первых порах Арцыбашев создавал торговые этикетки, рисовал для газеты World карикатуры. Художественная же биография Бориса начинается с 1922 года. Первые его работы были на русскую тему. Первые его заказы были от процветающих русских заводчиков-эмигрантов. Он делал дизайн интерьеров для русских ресторанов, оформлял русские театральные постановки и — самое важное — иллюстрировал русские сказки. Так, он оформил детскую книгу сказок Дмитрия Мамина-Сибиряка (Verotchka's tales). Его необычный стиль привлекал американских издателей, и следующие его работы — это уже оформления книг местных и европейских писателей. Однако и тогда Борис продолжает работать по русской теме, иногда оформляя русские заведения, и, разумеется, сотрудничает с русским балетом.

В начале 1920-х годов он написал декорации для бродвейского Ziegfeld Theatre и оформил балет «Приключения Арлекина» на музыку Л. ван Бетховена в постановке М.Фокина для Mark Strent Theatre. Сотрудничество с Фокиным было несомненной удачей для Арцыбашева и помогло завести полезные знакомства среди влиятельных американцев. В 1922–1940 годах Арцыбашев занимался книжной графикой, сотрудничал с нью-йоркскими издательствами Dutton, Macmillan, Doubleday, Viking. Оформил и проиллюстрировал около 50 книг на английском языке: кроме «Верочкиных сказок» Д.Мамина-Сибиряка (Verotchka’s Tales, 1922) были «Княжна Джаваха» Л.А.Чарской (Little Princess Nina, 1924), Aesop’s Fables (1933), Сh.G.Finney. The Circus of Dr. Lao (1935) и другие.

В 1930 году он получил заказ на иллюстрации к книге Henriette Celarié. Behind Moroccan walls, в связи с чем посетил Африку. Три издания были отмечены призами Ньюбери (Newbery Award) как лучшие американские книги для детей: E.Young. The Wonder Smith and his Son (почетная премия, 1928), Dhan G. Mukerji. Gay-Neck, the Story of a Pigeon (медаль, 1928) и Anna G. Hall. Nansen (почетная премия, 1940). В 1938 году Арцыбашев получил поощрительную премию Кейдлкотта (Cadlecott Award) за иллюстрации к сборнику русских сказок «Семь Симеонов» (Seven Simeons, 1927) в собственном переложении на английский язык. А первый раз американские иллюстраторы признали его заслуги в 1927 году, когда Арцыбашева наградили сразу Американская ассоциация библиотек и Американский институт графических искусств.

В 1931 году Борис Михайлович провел две персональные выставки в Нью-Йорке. Участвовал также в групповых выставках. Уже в 1930-х годах художник вырабатывает свой стиль — смешение реализма с сатирическим сюрреализмом, причем не весело-добрым, а пугающе-холодным, близким к фильмам ужасов. Всматриваясь в рисунки Арцыбашева этих лет, невольно вспоминаешь названия сценариев фильмов Арцыбашева-старшего: «Дьявол», «Мститель», «У последней черты». Но при этом Арцыбашев-младший работал и в абсолютно разных стилях, от традиционной русской графики, французского кубизма и сюрреализма до антропоморфизма. С начала 1930-х годов Борис Михайлович начинает работать на коммерческий сектор, оформляя рекламу для таких известных мировых концернов, как Xerox, Shell Oil, Pan Am, Casco Power Tools, Alcoa Steamship Lines, Parke-Davis, Avco Manufacturing, Scotch Tape, Wickwire Spencer Steel Company, Vultee Aircraft, World Airways и Parker Pens.

В 1940 году Арцыбашев продает свою первую обложку знаменитому журналу Time. Она пришлась по вкусу, — с 1941 года последовали другие, с портретами Гитлера, Сталина, Рузвельта, Роммеля, Фон Бока и других ключевых лиц времен войны, включая и тех, кого Time выбрал «Человеком года» (Man of theYear). Арцыбашев рисовал для журнала и в течение почти 25 лет оформил более 200 обложек, на многих из которых — знаменитости в области науки и техники, культуры и политики: Э.Хэмингуэй, Ю. О’Нил, Д.Шостакович, Л.Армстронг, Д.Брубек, И.Сикорский, Н.Хрущев, патриарх Сергий, Г.Трумэн, Мао Цзэдун, Д.Бен-Гурион, Георг VI, Хо Ши Мин (последняя работа художника) и другие. Арцыбашев работал также для журналов Life (где в 1940-е годы публиковались его рисунки на темы войны), Fortune, Esquire, Nation Business, Senior Science.

В 1941 году, когда США являлись уже участником Второй мировой войны, американский истеблишмент приглашает гражданина США Бориса Арцыбашева советником-экспертом в отдел психологической борьбы при Государственном департаменте США (U.S. Department of State, Psychological Warfare Branch), причем на все время войны. У американцев в начале 1940-х годов была нехватка местных специалистов в этой области, поэтому Госдепу приглянулись не только мрачные сюрреалистические иллюстрации Арцыбашева, но и опыт участия в Гражданской войне в России, где обе стороны вовсю практиковали и пропаганду, и деморализацию противоположной стороны и мирного населения.

В годы Второй мировой войны Борис Михайлович работал над диаграммами, графиками, картами, эмблемами по заказу Государственного департамента США. В журнальной и рекламной графике он применял карикатурный прием одушевления машин и механизмов, что принесло ему репутацию «мастера антропоморфизма». Лучшие рисунки публиковались в художественных журналах American Artist, Art Digest, The Studio, Аpollo, Аrt and Industry, а также были собраны в его книге As I See (1954).

После окончания войны Борис Михайлович продолжает работу в Time, выполняя для них обложки и иллюстрации. Широко используя излюбленный прием — одушевление неживых предметов, художник рисовал на темы, которые и по сей день не потеряли своей актуальности (искусственный интеллект, роботы). Арцыбашев выполнил много пророческих рисунков, за которые его ценили американские художники и читатели. Time с удовольствием сотрудничал с Борисом Михайловичем до самого последнего дня его жизни.

Внезапная смерть настигла Арцыбашева 17 июля 1965 года. К сожалению, на Борисе Михайловиче род Арцыбашевых прекратил свое существование, и, хотя он не оставил потомства, но своими иллюстрациями навсегда вписал себя в русскую и американскую историю.

В.Р.Зубова