70 лет со дня кончины Н.Н.Белоцветова

12 мая 2020 года — 70 лет со дня кончины Николая Николаевича Белоцветова (15(03).05.1892, Санкт-Петербург, Россия – 12.05.1950, Мюльхайм, ФРГ), поэта, переводчика, публициста, религиозного мыслителя. Из зажиточной семьи. Отец, Николай Алексеевич, был предпринимателем, мать — Варвара Андреевна (урожденная Тикстон) — из коммерсантов — выходцев из Англии. В семье росло пятеро детей, Николай был старшим. Дом Белоцветовых находился в центре столицы, рядом располагался особняк семьи Набоковых.

Детство мальчика прошло в Царском Селе и на даче под Лугой в творческой атмосфере: Николай всерьез увлекался живописью и музыкой. Часто вместе с родителями он выезжал за границу, побывал в Италии, Франции, Германии, где имел возможность приобщиться к их культурно-историческому опыту. Особую склонность Белоцветов испытывал к немецкой культуре, поскольку учился в немецкой школе. В 15 лет он пережил первое глубокое увлечение философией, в 17 лет познакомился с идеями Владимира Соловьева, окончил философский факультет Петербургского университета после 1909 года. Не удивительно, что в этом возрасте он уже владел семью языками, включая древнегреческий и латынь.

В студенческие годы Николай Белоцветов познакомился с антропософской школой швейцарского проповедника и мыслителя Рудольфа Штейнера, тогда же открыл для себя поэтов Андрея Белого (бывшего страстным поклонником штейнеровского учения) и Александра Блока. Он принимал активное участие в деятельности московских и петербургских антропософских кружков, испытывая симпатию к мистико-оккультным идеям, культивировавшимся в них. С 1912 года — член Российского антропософского общества, переводил цикл мистерий-драм Р.Штейнера. Как член Русского антропософского общества, читал в нем лекции на тему «Религия творческой воли», издал их отдельной книгой в 1915 году. Его первая серьезная поэтическая публикация состоялась в литературном сборнике «Перун» (Пг., 1915), в котором, рядом с произведениями С.Городецкого, Н.Бруни. Б.Верхоустинского и нескольких других авторов, были помещены стихотворения Николая Белоцветова. Некоторые из них, в переработанном виде, вошли в первый сборник поэта.

С началом Первой мировой войны Белоцветов был призван в армию, в 1916 году окончил Михайловское артиллерийское училище, потом — фронт, подвиги, награждение Георгиевским крестом. В 1917 году, пережив газовую атаку под Динабургом (Даугавпилсом), возвратился в Петроград. Антропософские духовно-ценностные установки оказали на становление его личности еще большее влияние, поскольку несколько раз во время военных действий ему удавалось выжить в сложных ситуациях. То же самое повторялось и в годы Гражданской войны, когда ему также чудом удавалось спастись.

В 1917–1920 годах он принимал участие в деятельности антропософских кружков Москвы и Петрограда, подвергаясь опасности быть арестованным и живя на нелегальном положении. Лекции, прочитанные в 1918 году в Московском отделении Антропософского общества, легли в основу «Книги о русском Граале» (машинопись). В это же время он работал над романом «Михаил» (не завершен), из которого были опубликованы лишь фрагменты. В 1920 году со своей первой женой Марией, пианисткой и антропософкой (урожденной Лейтнеккер-Дембской), дочерью польского аристократа, бежал из России в Финляндию на рыбацкой лодке, перебрался к родителям, находящимся уже в Берлине, где издал свои книги: «Коммуна пролетарских миссионеров» с подзаголовком «Отрывки из неизданного романа “Михаил”» и «Пути России» (1920).

Из наводненного эмигрантами Берлина семья решила переехать в спокойную и уютную Ригу, в окрестностях которой Белоцветовы приобрели имение и назвали его «Варино». В Риге Николай Алексеевич, отец семейства, был, наверное, самым видным и деятельным человеком в русской общественной жизни Латвии. Он зарабатывал деньги страхованием, будучи директором страхового товарищества «Саламандра», и много тратил на просветительскую издательскую деятельность. В его издательстве «Саламандра» с 1924 по 1929 год выходила газета «Слово», ставшая второй по значимости русской газетой Латвии. С ноября 1925 года издавались литературно-художественный журнал «Перезвоны» и журнал для юношества «Юный читатель», литературные сборники, сочинения русских классиков. Брат Николая Алексеевича, Сергей Алексеевич Белоцветов, принимал участие в создании газеты «Слово» и был ответственным редактором журнала «Перезвоны».

И все же молодая чета Белоцветовых решила жить отдельно от родителей и переехала в Берлин в 1921 году. Благодаря иностранным капиталам компании своего отца, Николай Николаевич сохранял до 1941 года материальную независимость и имел возможность полностью посвятить себя творчеству. В этот период он успешно завязывает контакты с литературными кругами русской Риги, периодически наведываясь из Берлина в родительское гнездо.

В Берлине Белоцветов проживал с 1921 по 1933 год. Это время можно назвать самым плодотворным в его творческой деятельности. Он активно участвует в работе немецких антропософских обществ, встречается с Р.Штейнером, публикует многочисленные переводы немецких средневековых поэтов, пишет ряд религиозно-философских докладов, которые фрагментарно публикуются на страницах русскоязычных печатных изданий Германии. Один из наиболее нашумевших его докладов назывался «Самопознание как путь к свободе», его он прочитал на открытом заседании немецкого Вольного философского общества в 1922 году и посвятил Александру Блоку. Первые же его лирические произведения появляются на русском и немецком языках, которыми он владел в равной степени.

В марте 1928 года Мария Белоцветова в Берлине основала небольшой антропософский кружок; в числе его участников была москвичка Анна Штокмар, ставшая впоследствии второй женой Николая Белоцветова (1932). С 1928 по 1933 год он входил в основанный Р.Блох и М.Горлиным «Клуб поэтов», принимал участие и в публичных чтениях кружка, и в его поэтических сборниках «Новоселье» (1931), «Роща» (1932) и «Невод» (1933), а также в частном литературном объединении «Кружок Татариновой», возглавляемом Ю.Айхенвальдом.

В 1930 году в издательстве «Слово» выходит первый сборник его стихов «Дикий мед». В рецензии на сборник в берлинской газете «Руль» (30 апреля 1930 года) М.Гофман отмечал: «В его стихах не только нет ничего дикого, но они насыщены вековой культурой и отмечены большим образованным вкусом и большим чувством меры и такта». Еще один критический отзыв появился в парижских «Числах» (1930. № 4) и принадлежал Н.Оцупу: «Стихи Белоцветова далеко не равноценны. Но он осторожен в выборе слов, достаточно строг к себе и может дописаться до своего стиля».

В начале 1930-х годов Белоцветов интенсивно занимается стихотворными переводами своих же произведений на немецкий язык, в особенности переводами поэтической прозы. В 1932 году выпустил в Риге брошюру «Духолюбие». После прихода к власти нацистов в 1933 году он понимает, что в «новой» Германии им оставаться опасно, поэтому вместе с Анной покидает ее и уезжает в Ригу, где завязывает тесные отношения с поэтической группой «На струге слов», входит в дружеские отношения с Игорем Чинновым, Клычковым, Георгием Матвеевым и другими рижскими поэтами. Поэтический альманах «Мансарда», который ведут «струговцы», оплачивает его отец. Белоцветов печатался также в крупных эмигрантских журналах, таких как «Перезвоны», «Числа», «Современные записки», «Русские записки» и других изданиях. В 1926 году в берлинском издательстве «Гамаюн» вышла книга «Ангел Силезский: Избранные двустишия из Херувимского Странника» — стихи немецкого поэта-мистика Иоганна Шеффлера в переводе Белоцветова, в которых, по его убеждению, «глубина мысли и художественность формы сочетается… с огромным религиозным напряжением». В это время он возглавлял рижскую группу антропософов.

В Риге, под псевдонимом Федор Короткий, выпустил «Песню о Григории Распутине», пародирующую фольклорную стилистику. Там же в 1936 году в издательстве Дидковского выходит второй и последний прижизненный сборник стихов Николая Николаевича под названием «Шелест», в который, по мнению Юрия Иваска, «вошли лучшие его вещи». В рецензии на книгу М.Цетлин писал: «Элегическая грусть, певучая и не лишенная нарядности, лучше всего удается Н.Белоцветову» (Современные записки. 1937. № 63).

Не стенающий в просторах
Голос ночи снеговой,
Не дубравы вещий шорох,
Не угрюмый ропот хвой,
Не колосьев лепет страстный
На груди ржаных полей,
Не торжественно-прекрасный
Звон монахов-тополей,
Не прибой, не шторм, не грозы,
Не шуршанье камыша, —
Шелест горестной березы
Возлюбила ты, душа.
На твоих страницах сухо
Шелестит осенний стих,
И суровый ветер Духа
Перелистывает их.

Стихотворения Белоцветова также были включены в антологию русской эмигрантской поэзии «Якорь» (1936).

В конце 1939 года, предчувствуя большие перемены в Риге к худшему, Белоцветов с женой и маленькой дочерью Людмилой пытается уехать в Германию. Однако чиновники поддержали прошение только со стороны жены (как этнической немки) и дочери, отказав в переезде Николаю Белоцветову. После долгих мытарств ему все же удалось воссоединиться с семьей только в начале 1941 года. Уезжая, он сжигает свой литературный архив, поскольку боится оставить компрометирующие сведения. Уже после их отъезда в Риге была издана «Антология русской поэзии», включающая и его стихи (1943).

В Германии семья оказалась в тяжелом материальном положении, — просто не на что было жить. Белоцветовы вынуждены были открыть полулегальную мастерскую по починке плащей. Это был для них единственный способ заработка. Николай Николаевич уже испытывал проблемы со здоровьем — обострилась старая травма позвоночника. Летом 1941 года они переезжают в Штутгарт, в 1946 году — в Мюльхайм. Получив немецкое гражданство, Николай Белоцветов в 1943 году был признан непригодным для службы в вермахте по состоянию здоровья. Еще в Берлине он начал писать также по-немецки (стихи, переводы, рассказы, драматические произведения). В 1947 году поэт перешел в католичество. Его трем сестрам и брату удалось перебраться в США, а он не смог, — сделать то же самое помешала тяжелая болезнь. Скончался Николай Николаевич Белоцветов 12 мая 1950 года.

В 1953 году в парижском издательстве «Рифма» А.Белоцветовой при участии И.Чиннова был издан третий, посмертный сборник стихов поэта «Жатва». В том же году произведения Белоцветова были включены в антологию «На Западе» (Нью-Йорк, 1953). В предисловии к «Жатве» вдова писала о том, что он обладал «…большим певучим сердцем, отзывавшимся на всю боль нашего разорванного мира…».

В серии «Серебряный пепел», уникальном библиофильском издании малоизвестных, а то и вовсе забытых поэтов Серебряного века и русского зарубежья конца XIX – первой трети XX века, книги не только воспроизводят печатные оригиналы, но дополняют стихотворную часть мемуарной прозой авторов, перепиской, рецензиями, архивными материалами. Составители ее — Виктор Кудрявцев и Сергей Ковнер (издательство «Мнемозина», Рудня — Смоленск). Издатели привлекли к сотрудничеству известных исследователей, писателей и библиофилов — Л.Турчинского, А.Соболева, Е.Витковского, Л.Мнухина, парижскую Тургеневскую библиотеку, Славянскую библиотеку Хельсинки и других. Издания выполнены штучными тиражами ручным способом (ручной переплет, серийное тиснение фольгой) и не были предназначены для реализации. В настоящее время серия закрыта издателями; всего увидело свет 29 выпусков, выпуск второй посвящен Николаю Белоцветову.

Как жемчуг, в уксус брошенный, мгновенно
И навсегда растаю, растворюсь
В твоих просторах, край мой незабвенный,
Злосчастная, истерзанная Русь!

Шепча твое поруганное имя,
Развеюсь я в тоске твоей, как дым.
О, родина немая, научи мя
Небесным оправданием твоим!..

См. публикации Н.Н.Белоцветова в каталоге библиотеки Дома русского зарубежья им. А.Солженицына 

В.Р.Зубова