75 лет со дня кончины К.А.Вещилова

4 апреля 2020 года — 75 лет со дня кончины Константина Александровича Вещилова (27(15).05.1878, Санкт-Петербург, Россия – 04.04.1945, Нью-Йорк, США), художника, сценографа, драматического артиста, режиссера. Из купеческой семьи. Первые уроки рисования Константин получил в Валаамском монастыре у отца Луки, заведовавшего росписью главного собора. Пятнадцатилетним юношей поступил в Рисовальную школу Императорского общества поощрения художеств (1893), затем учился у И.Е.Репина, сначала в Рисовальной школе княгини М.К.Тенишевой (с 1896), потом — в петербургской Академии художеств (1898–1904). Параллельно он являлся слушателем Высших художественно-педагогических курсов при Академии художеств.

Илья Ефимович выделял Вещилова не только как любимого, но и как «личного ученика». Проживал тогда Вещилов вместе с еще одним малоимущим студентом, И.Тряпичниковым, в служебной квартире Репина на полном его обеспечении, а лето обычно проводил на профессорской даче, где совершенствовался в пленэрной живописи. Об этом напоминает репинский набросок, изображающий Вещилова, Тряпичникова и сына художника, Юрия Репина, на этюдах (1898). Представлять свои работы на столичных выставках Константин начал с 1902 года, будучи еще студентом. В это же время, благодаря Репину, он получил и первый большой заказ — написал диораму «Основание Петербурга» к 200-летнему юбилею города (1903). В Обществе художников им. А.И.Куинджи, что располагалось на Большой Морской, на его собраниях и вернисажах он познакомился с Ф.В.Сычковым, будущим народным художником Мордовии, и был связан с ним долгой и крепкой дружбой. Окончил Вещилов Академию с золотой медалью в 1904 году. Его дипломная работа «Иоанн Грозный после казанских побед» была высоко оценена Советом Академии, автор получил звание художника и право на заграничную поездку в Италию «сроком на один год, с 1 января 1905 г., на казенный счет».

С 1904 года (до 1917) Константин Александрович — постоянный экспонент Общества русских акварелистов, с 1911 года — его член. После гибели В.В.Верещагина в 1904 году Вещилов принял на себя исполнение заказов Адмиралтейства. За картину «Прощеное воскресенье на Руси в XVII столетии» получил премию им. А.И.Куинджи (1905). В 1905–1906 годах как пенсионер Общества поощрения художеств жил в Италии и Франции, где работал над полотном «Юлий Цезарь. Последний выход в сенат», но не успел завершить его в срок, поэтому академическое начальство продлило ему пенсионерскую поездку еще на один год. Картиной остались в целом довольны, однако в очередном письменном прошении автора о продлении пенсионерского содержания (январь 1907), — на этот раз «для изучения быта северных народов и истории Норвегии» — отказали.

По своей инициативе для лучшего знания и понимания истории Константин Александрович окончил Императорский археологический институт в Санкт-Петербурге (1908). Увлекшись античной историей, он написал картину: «Марий на развалинах Карфагена» (1907). Н.Брешко-Брешковский оценил ее в «Биржевых ведомостях» 21 марта 1907 года: «Вещилов пообещал развалины, но не дал их, или дал слишком боязливо и аккуратно. Вместо титанического хаоса что-то в высшей степени приличное... Лучшее в картине — марина. В самом деле, Вещилов — хороший пейзажист, и, право, выставленная рядом небольшая его вещица “Ночка теплая” гораздо удачнее и лучше Мария с карфагенскими развалинами...»

И хотя художник представлял публике большие композиции из античной истории, но успех сопутствовал ему в русской живописи: «На Волге в старину. Стенька Разин перед походом на Астрахань 1669 г.» (1907; в феврале 1908 года признана лучшей во Всероссийском ежегодном конкурсе Общества поощрения художеств и получила «Первую юбилейную премию имени Ее Императорского Высочества принцессы Е.М.Ольденбургской» в сумме 2 000 рублей), его картину «Суд над протопопом Аввакумом в Золотой патриаршей палате 13 мая 1666 г.» даже ставили рядом с «Боярыней Морозовой» Сурикова, и отмечали, что она нисколько не хуже, чем у К.Маковского, главного специалиста по этой части на рубеже веков. Самыми хвалебными текстами пестрела не петербургская, а московская пресса, называя ее «гвоздем выставки», «крупным творением кисти», отмечая, что «кроме удавшейся экспрессии, картина блещет еще живописным достоинством. Со вкусом, в благородной, не кричащей гамме написаны яркие облачения отцов церкви. Фигуры лепятся и окутаны воздухом... Выше этой картины Вещилов не поднимался. Это лучшее из всего написанного им... Весь старообрядческий мир Поволжья заинтересован картиной, а один из видных представителей ряжицких старообрядцев, М.Е.Синицын (заказчик картины; ранее приобрел у художника «Стеньку Разина». — Примеч. В.З.), боготворящий память протопопа Аввакума, на корню, как говорится, еще в мастерской купил ее». С тех пор художник был отнесен к числу выдающихся мастеров «русского стиля».

Не отказывался Константин Александрович и от частных заказов: он украсил декоративными росписями театральный зал петербургского сада «Аквариума» (1908–1909), оформил пьесу А.Суворина «Царь Дмитрий самозванец и царевна Ксения» в Театре Литературно-художественного общества (1910), а впоследствии также исполнил эскизы костюмов и декораций к операм «Богема» Дж.Пуччини и «Кармен» Ж.Бизе для театра Музыкальной драмы (1913).

В 1911 году Вещилов вступил в Общество русских акварелистов (1911) и был назначен на должность главного художника Морского министерства с чином коллежского секретаря, которая в течение долгих лет со смерти А.Боголюбова никому не предлагалась. До Боголюбова эту должность занимал Айвазовский. Одно за другим были написаны Вещиловым большие полотна, посвященные морским сражениям Русско-японской войны: «Прорыв крейсера “Аскольд” в 1904 г. в Желтое море», «Эскадра адмирала Рожественского», «Стоянка военных судов в Порт-Артуре» и другие. За картину «Начало конца» он получил Первую премию исторической живописи в Обществе поощрения художеств, картина «Неожиданный приезд» была приобретена президентом Академии художеств великой княгиней Марией Павловной.

В 1912 году в чине титулярного советника Константин Александрович отправился в длительное путешествие по Египту и Палестине, где выполнил серию этюдов для исторической картины «Цезарь и Клеопатра». Вместе с другом Г.М.Гореловым в течение трех месяцев жил на Капри у М.Горького. В 1913 году был награжден орденом Святой Анны II степени. В эти годы Константин Александрович также совершил поездку во Францию, написал десяток ее пейзажей. Картины «Бретань. Прилив» и «Вид Тюильри» были приобретены на выставке 1914 года вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Работы воспроизводились в журналах «Нива», «Огонек», «Родина» и «Солнце России».

В 1914 году он снова в Италии и снова на Капри, где его застала Первая мировая война и вынужденное заточение, во время которого он написал около 20 итальянских пейзажей, они составили основу удачной в коммерческом отношении экспозиции художника на Весенней выставке 1915 года в Санкт-Петербурге. «Петроградская газета» утверждала, что «больше всех из художников посчастливилось в нынешнем году К.А.Вещилову, продавшему работ на 10 тыс. руб. По нынешним временам это очень почтенная сумма… На днях счастливый художник ездил на Череменецкое озеро, откуда привез пять новых этюдов, по которым будет писать картины для будущего года». После возвращения Вещилова в Россию в 1915 году Суворин предложил художнику должность заведующего декорационной частью Театра Литературно-художественного общества. Картина «Капри» (1914) получила Первую премию Общества поощрения художеств. С 1914 года (до 1918) Константин Александрович экспонировал свои работы на выставках ТПХВ, участвовал в выставках Товарищества художников и Общества Куинджи. В 1916 году снова награда — орден Святого Владимира 4-й степени. В этом же году В.Маковский, Р.Берггольц и А.Н.Бенуа предложили Вещилова к избранию академиком Академии художеств, однако при подсчете голосов только 14 были за, а 20 — против.

Следующий период его жизни был связан с политическими изменениями в стране: приняв Февральскую революцию 1917 года, Вещилов вместе со своими коллегами художниками Владимировым, Мардеросовым, Шиллинговским, Максимовым, Плотниковым были в рядах народной милиции Петроградской стороны. Он участвует в охране общественного порядка, помогает отлавливать мародеров и спекулянтов, а между делом пишет лозунги в защиту демократических свобод... Столь же горячо и открыто приветствовал он новую большевистскую власть в октябре 1917-го, но вскоре вынужден был уехать из Петрограда из-за разрухи и голода. Посетив в 1918 году своего друга Сычкова в Кочелаеве, Константин Александрович теперь гостит у него часто, знакомится в этом доме с племянницей жены Сычкова Марьей, приехавшей, как и он, из Петрограда, и женится на ней.

Позже перебирается в уездный город Наровчат, где объединяет самодеятельные культурно-просветительские кружки, организовывает костюмированные вечера, революционные празднества, художественные лотереи. На одном из таких вечеров будущий архитектор города Москвы Павел Дмитриевич Тараканов, а по тем временам просто веселый и находчивый наровчатский подросток, за костюм шахтера, сделанный собственными руками, получил в награду акварель Вещилова «Тишина». (В настоящее время она хранится в Наровчатском краеведческом музее.) Про первую художественную выставку картин в городе газета Наровчатского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов «Плуг и молот» от 20 июня 1919 года рассказывала читателям подробно. Отметив положительно картины местного живописца Сычкова, газета продолжала: «Вот картина художника Вещилова “Портрет тов. Ленина”, превосходно исполненный и поражающий жизненностью взгляда...». И далее: «Выставка имеет живой интерес в публике, тем более что художник Вещилов знает объяснение картин Сычкова... Вещилов очень живо давал объяснения, рассказав вкратце биографию художника Сычкова...»

В это время Наровчат переживает необычайный культурный расцвет. Спасающиеся от голода московские и питерские интеллигенты не сидят сложа руки. Уже построен летний театр. Выпускник Петроградской консерватории Алексей Артемьевич Тряпкин начал преподавать пение в школе, организовал школьный хор, сочинил и поставил две оперы «Лесные сны» и «Сын солнца». Среди активистов — художник Вещилов, он выполняет декорации к спектаклям и операм.

В июне 1920 года Константин Александрович уезжает в Петербург, где постепенно налаживается жизнь. Он активно приобретает на Петроградских аукционах предметы роскоши, выкупает некоторые свои произведения (например, этюды «Неаполитанский залив» и «Лодки»). Принимает участие в Первой Государственной свободной выставке произведений искусств в Петрограде (1919), Третьей выставке Общины художников (1921). На правах старого друга И.И.Бродский поручил Вещилову написать портреты участников II Конгресса Коминтерна. Художник начал было делать зарисовки к ним, но потом у него что-то не заладилось с Бродским, он оставил работу и покинул с женой Россию в ноябре 1922 года, хотя позже участвовал в выставке «Революция, быт и труд» (январь 1924), где он представил несколько работ эскизного характера: «Петроград во время представления “Гимна освобождения труда”», «Да здравствует Коминтерн! (Митинг в честь II Конгресса Коминтерна на стрелке Васильевского острова)».

Творческие его работы этого периода почти неизвестны, сохранились лишь его графические наброски делегатов II Конгресса Коминтерна (в том числе и В.Ленина), созданные в 1920 году. После отъезда из России Константин Александрович около четырех лет жил и работал на Капри. Потом обосновался в Париже (1928–1935). Писал акварельные пейзажи. В 1927 году экспонировал работы на «Выставке театрально-декорационного искусства» в Ленинграде. В 1928–1930 годах работал декоратором, артистом и режиссером в Русском интимном театре Д.Н.Кировой. С 1933 года — член правления секции художников при Союзе деятелей русского искусства во Франции. Участник многих групповых выставок русского искусства за рубежом, в том числе в 1930 году — в Белграде, в 1931 и 1932 годах — в Париже.

Старого своего друга Сычкова он не забывал. Писал ему письма, посылал краски, продукты, получал от него картины (на родине «деревенские» картины не покупали), выставлял их в «Салонах» и на прочих выставках, где они раскупались моментально, а деньги от продажи спешно отсылал на мордовский адрес, зная, как тяжело живут честные художники в советской России. Да и сам Вещилов успешно выставлялся в парижской галерее Шарпантье, ведь на Капри он сделал немало замечательных этюдов. Обустроив в Париже свою новую мастерскую «окнами на Сену», он приглашал Сычкова к себе «насовсем». Федот Васильевич с женой дважды навещали своих родственников Вещиловых во Франции. Но переселиться на чужбину Сычков так и не решился: не смог бы расстаться с родиной, не смог бы дышать без кочелаевских пейзажей, без Мокши, но переписку с другом поддерживал до самой его смерти.

В 1935 году Константин Александрович переехал в США, в Нью-Йорк, где состоял членом Общества русских художников имени И.Е.Репина (Сорин, Судейкин, Харитонов, Алексей Яковлев, Левит, Борис Шаляпин) и почетным членом Общества бывших русских морских офицеров в Америке. Жертвовал свои картины для благотворительных лотерей в пользу Союза бывших русских судебных деятелей, Московского землячества, Морского собрания и других организаций. В 1937 году его картины выставлялись в Метрополитен-музее в Нью-Йорке.

В апреле 1945 года скоропостижно скончался (по одним сведениям — 4-го числа, по другим — 23-го), похоронен в Нью-Йорке.

Произведения К.А.Вещилова находятся во многих музейных коллекциях: ГРМ и ГТГ, Центральном военно-морском музее в Москве, в музеях Хабаровска, Новосибирска, Севастополя, Перми, Воронежа, Ярославля, Одессы, Бердянска, Астрахани, Краснодара, Омска, Самары, Нижнего Новгорода, Киева, но больше всего их — в частных коллекциях по всему миру.

Константин Александрович был одним из тех, о ком на Родине, в СССР, старались не вспоминать. Но время СССР прошло, и сегодня имя К.А.Вещилова относится к тем именам художников, которые возвращаются в Россию после многих лет забвения — возвращаются своим творчеством, открывающимися запасниками музеев, любительскими собраниями и коллекциями, аукционами и, наконец, благодарными публикациями соотечественников.

В.Р.Зубова