Русский Монпарнас

  • Дом русского зарубежья
    им. А.Солженицына
  • 8 (495) 098-51-93
  • 12:00 - 19:00
    Кассы работают до 18:00

Организатор выставки
Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына

Директор: В.А. Москвин
Автор и куратор выставки: М.А. Васильева
Руководитель выставочных проектов: Н.Ф. Гриценко
Художественная концепция и дизайн: В.А. Кулишов
Экспозиционеры: О.В. Соколова, О.Е. Тесленко,
Рабочая группа:
Н.И. Герасимов, О.А. Коростелев, А.С. Савоневич, С.Р. Федякин
Главный хранитель: Е.В. Кривцова
Хранитель выставки: С.Б. Лазарева
В создании выставки использованы авторские фотографии С.Ю. Урбан
Организационная поддержка:
В.С. Угаров,Л.Н. Кожуховская
В подготовке выставки принимали участие:
Хранители фондов:
М.А. Котенко, Е.О. Яговкина, Н.П. Белевцева, Е.В. Бронникова, И.П.  Мирошникова
Художник-реставратор: С.А. Гуркина
Библиотека: Т.А. Королькова
Мультимедийные презентации:
В.А. Ожегин, А.С. Савоневич
Мультимедийный контент подготовлен совместно с компанией Zorgtech

Выражаем искреннюю благодарность Государственному музею изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

ВЫСТАВКА «РУССКИЙ МОНПАРНАС»

Монпарнас (фр. Montparnasse — гора Парнас) – 43-й квартал XIV округа Парижа на левом берегу Сены. Сегодня одноименный район выходит далеко за пределы административного квартала. В начале ХХ века Монпарнас стал центром художественной жизни, именно тогда на перекрестке бульваров Монпарнас и Распай возникли кафе, которые облюбовала литературно-артистическая богема. Феномен Русского Монпарнаса зародился в те же годы. Еще до революции многие художники из Российской империи устремились в столицу Франции, увлеченные расцветом «Парижской школы» в живописи. После революции 1917-го легендарные монпарнасские кафе («Дом», «Куполь», «Ротонда», «Селект», «Хамелеон», «Клозери де Лила», «Таверна Дюмениль» и др.) стали укрытием и креативным пространством для русской эмиграции. Парадоксальные и драматичные образы Монпарнаса мы находим в творчестве Гайто Газданова, Бориса Поплавского, Сергея Шаршуна, Георгия Иванова и многих других писателей русского зарубежья. По словам Владимира Варшавского, «Монпарнас стал для нас мифологическим священным “пупом земли”, где соединялись ад, земля и небо».

Кафе «Куполь» (La Coupole; 102 Boulevard du Montparnasse). 1930

В довоенные годы на «блистательном Монпарнасе» кипела творческая жизнь и ковалась литературная стратегия русского Парижа. Сюда стекались эмигранты после тяжелой дневной работы, здесь в стенах кафе проходили заседания эмигрантских литературных объединений — «Гатарапак», «Палата поэтов», «Через», «Перекресток», «Кочевье». Монпарнасской атмосферой была создана и знаменитая «Парижская нота», — неформальное литературное течение, вдохновленное Георгием Адамовичем и увлекшее за собой большинство молодых эмигрантских писателей.

Кафе «Дом» (Le Dôme; 108 Boulevard du Montparnasse).
Фотография Андре Керетса (André Kertész). 1925

Именно здесь определялась судьба знаменитого журнала младоэмиграции «Числа». Здесь же проводили выставки известные русские художники: Наталия Гончарова, Михаил Ларионов, Марк Шагал, Владимир Лебедев, Иван Пуни, Константин Терешкович, Сергей Шаршун, Осип Цадкин и др. Нередко выставки проходили в тех же кафе. Недалеко от бульвара Монпарнас расположилась и Художественная академия Марии Васильевой, в которой бывали русские художники и представители «Парижской школы»: Жорж Брак, Амедео Модильяни, Фернан Леже, Леонар Фужита и др. Интернациональный Монпарнас был также напрямую связан с резиденцией художников «La Ruche». Так через собирательный монпарнасский топос русская эмиграция вновь объединялась, наводила мосты и внутри русского рассеяния, и с внешним европейским миром.

Большинство кафе, послуживших пристанищем для русских писателей, художников и артистов, находилось на перекрестке Вавен. На другом же конце бульвара Монпарнас, в доме № 10 обосновалось сразу несколько организаций, напрямую связанных с религиозно-философской традицией русского рассеяния: секретариат Русского студенческого христианского движения, книгоиздательство «YMCA-Press», Религиозно-философская академия Николая Бердяева, редакции журналов «Путь», «Вестник РСХД» и «Новый Град», церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы и др. Это был своего рода духовный центр русской эмиграции. На бульварах Монпарнас и Распай находились также Парижский комитет помощи русским писателям и ученым, Русская академическая группа, Франко-русский институт, балетная студия Ирины Гржебиной, Русский интимный театр Дины Кировой и многие другие русские организации. Таким образом, общественная, литературная, художественная и религиозно-философская жизнь русского Парижа на Монпарнасе крепко переплетались в одно значимое историко-культурное явление.

«Монпарнасская эпоха» русского рассеяния была недолгой. После Второй мировой войны русский Монпарнас как феномен исчез навсегда. Однако межвоенный русский Париж обрел вторую жизнь благодаря целому своду эмигрантских мемуаров.

КАРТА РУССКОГО МОНПАРНАСА

«“Монпарнас”, т. е. тот квартал бульвара Монпарнас, где помещаются большие кафе, посещаемые интернациональным братством художников, писателей и поэтов, начинается от скрещенья бульваров Распай и Монпарнас и оканчивается площадью перед огромным Монпарнасским вокзалом…»

Юрий Терапиано. «Встречи»

«…В широкие бульвары втекают еще какие-то улички, так что всё вместе образует некую как бы площадь, по окраине которой и расположены знаменитые кафе – “Ротонда”, “Дом”, немного подальше – “Селект”, “Куполь”, какие-то еще. Столики со стульями стоят прямо на широком тротуаре…»

Роман Гуль. «Я унес Россию. Апология эмиграции»

«…Эти кафе и стали местом сборищ самых эмигрантских из всех эмигрантских поэтов и писателей. Отсюда и пошло: “русский Монпарнас”».

Владимир Варшавский. «Незамеченное поколение»

«…Только в полночь Париж совершенно стихал и во всем городе оставалось несколько оживленных перекрестков, как оазисы в каменной ночной пустыне – Монпарнас, Монмартр… – то, что называлось ночным Парижем».

Гайто Газданов. «Ночные дороги»

«Яркий свет и толкотня кафе дают на минуту иллюзию свободы: ты увернулся, ты выскочил, гибель проплыла мимо».

Георгий Иванов. «Распад атома»

Интерактивная карта «Русский Монпарнас» – уникальная возможность виртуальной прогулки по улицам и адресам Парижа на левом берегу Сены. Латинский квартал, бульвары Монпарнас и Распай, авеню дю Мэн, улицы Бреа, Кампань-Премьер, Жюль-Шаплен и др. выстраивают навигацию не только по известным историческим местам французской столицы, но также по истории русского Парижа 1920-х–30-х годов.
Интерактивная карта «Русский Монпарнас» – уникальная возможность виртуальной прогулки по улицам и адресам Парижа на левом берегу Сены. Латинский квартал, бульвары Монпарнас и Распай, авеню дю Мэн, улицы Бреа, Кампань-Премьер, Жюль-Шаплен и др. выстраивают навигацию не только по известным историческим местам французской столицы, но также по истории русского Парижа 1920-х–30-х годов.

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МОНПАРНАС

Кафе «Ротонда»

«Как всегда, какие-то неповторимо прекрасные сумерки лиловели за стеклами и какой-то бессмертный закат, одно описание которого заслуживает целой книги, изнемогал на небе, как близящийся к концу фейерверк... Помню, сидел я тогда в “Ротонде”».

Борис Поплавский. «Аполлон Безобразов»
(впервые: Числа (Париж). 1930. № 2/3)

Кафе «Ротонда» (La Rotonde; 105 Boulevard du Montparnasse). 1930-е

В начале ХХ века знаменитые кафе «Дом», «Куполь», «Наполи», «Селект» и др. создали облик Монпарнаса, его дух и атмосферу. Наибольшую известность приобрела «Ротонда» (построена в 1911). После революции 1917-го к «представителям великого народа ротондовцев» (определение художника Сергея Шаршуна) примкнули многие русские эмигранты.

Н. Хэмнетт Café de la Rotonde Париж. Не позднее 1923 г. Бумага, карандаш. ДРЗ.

Нина Хэмнетт (Hamnett; 1890–1956) — уэльская художница, писательница и скульптор. В 1914 г., перед началом Первой мировой войны, уехала в столицу Франции, где изучала историю искусств в Академии Марии Васильевой на авеню дю Мэн, 21, открыла собственное художественное ателье на Монпарнасе и в колонии художников «Улей». Вскоре благодаря своему таланту и эксцентричности она обрела известность как художница и как модель. Хэмнетт была знакома с крупнейшими представителями культурной жизни Парижа — в том числе с Амедео Модильяни, Жаном Кокто, Сергеем Дягилевым, Пабло Пикассо. Среди знакомых Нины Хэмнетт из русских парижан был и поэт Марк Талов (1892–1969), которому она подарила изображение легендарного кафе. Завсегдатаем «Ротонды» была и сама Хэмнетт.

Образы Александра Арнштама

Александр Мартынович Арнштам (1880–1969) – график, художник книги, театра и кино. До революции 1917-го – участник выставок «Мир искусства», сотрудник журналов «Золотое руно», «Аргус», «Вершины». В 1921 г. Покинул Россию. В Париж впервые приехал еще в 1905 г. вместе с женой Розой. Об этом времени вспоминал: «Мы сняли квартиру на бульваре Распай, угол улицы Бреа, с лифтом (кажется), с балкона вид: левее улицы Бреа – Люксембургский сад, направо – большая площадь и кафе “Дом” на бульваре Монпарнас… Утром я отправлялся в Академию “Ля Палетт” на улице Валь де Грас. <…> Жак Симон, весьма шикарный, с тростью и в шляпе… взгляд на мою живопись: “Вы русский? Я вижу по тому, как вы пишете”» (Арнштам. А. Воспоминания. СПб., 2010).

А. Арнштам
Женщина в платье ар-деко
1925
Бумага, тушь, перо, сухая кисть
ДРЗ

Женские портреты Арнштама – отдельная страница в изобразительном искусстве русского зарубежья. В чувственных и лаконичных линиях Арнштам искусно передает «поэтику» женского тела и «поэтику» ар-деко, – стиля, покорившего в 1920–30-е Европу. В его образах «… время ощущается как четко сформированная визуальная система со своей стилистикой, своей системой жестов, очертаниями тел, с этим едва уловимым caché, которым отмечен облик женщины, которая хочет быть сегодняшней, принадлежать времени и его украшать» (М. Герман. Триумф артистизма //Александр Арнштам: Вкус времени… М., 2015).

А. Арнштам
«Париж, я люблю тебя»
Париж. 1934
Бумага, карандаш
ДРЗ

«Paris je t’aime, je t’aime» (фр.) – строки из известной песни «Париж, я люблю тебя» французского шансонье и актера Мориса Шевалье (Chevalier).
В 1921 г. Александр Арнштам эмигрировал из России, сперва поселился в Берлине, в 1933-м снова приехал в Париж, покинув с семьей Германию из-за прихода к власти нацистов В эти годы художник был постоянно в поисках работы. Безрадостное настроение тех лет сквозит в автошарже «Париж, я люблю тебя».

А. Арнштам
Стулья
Париж. 1930-е
Бумага, карандаш
ДРЗ

Оказавшись в Париже, чтобы не простаивать, художник делал множественные зарисовки, «схватывая на лету» парижскую повседневность. Часто рисовал обычные стулья, – неизменный атрибут парижских бульваров и кафе. Парижская серия «Стулья» стала визитной карточкой Александра Арнштама. «Эти стулья поразительны своей суховатой антропоморфностью, маэстрией линий, их нервной музыкальностью, можно было бы сказать – хореографией» (М. Герман. Триумф артистизма //Александр Арнштам: Вкус времени… М., 2015).

А. Арнштам
Женщина в платье ар-деко
1925
Бумага, тушь, перо, сухая кисть
ДРЗ

Женские портреты Арнштама – отдельная страница в изобразительном искусстве русского зарубежья. В чувственных и лаконичных линиях Арнштам искусно передает «поэтику» женского тела и «поэтику» ар-деко, – стиля, покорившего в 1920–30-е Европу. В его образах «… время ощущается как четко сформированная визуальная система со своей стилистикой, своей системой жестов, очертаниями тел, с этим едва уловимым caché, которым отмечен облик женщины, которая хочет быть сегодняшней, принадлежать времени и его украшать» (М. Герман. Триумф артистизма //Александр Арнштам: Вкус времени… М., 2015).

А. Арнштам
«Париж, я люблю тебя»
Париж. 1934
Бумага, карандаш
ДРЗ

«Paris je t’aime, je t’aime» (фр.) – строки из известной песни «Париж, я люблю тебя» французского шансонье и актера Мориса Шевалье (Chevalier).
В 1921 г. Александр Арнштам эмигрировал из России, сперва поселился в Берлине, в 1933-м снова приехал в Париж, покинув с семьей Германию из-за прихода к власти нацистов В эти годы художник был постоянно в поисках работы. Безрадостное настроение тех лет сквозит в автошарже «Париж, я люблю тебя».

А. Арнштам
Стулья
Париж. 1930-е
Бумага, карандаш
ДРЗ

Оказавшись в Париже, чтобы не простаивать, художник делал множественные зарисовки, «схватывая на лету» парижскую повседневность. Часто рисовал обычные стулья, – неизменный атрибут парижских бульваров и кафе. Парижская серия «Стулья» стала визитной карточкой Александра Арнштама. «Эти стулья поразительны своей суховатой антропоморфностью, маэстрией линий, их нервной музыкальностью, можно было бы сказать – хореографией» (М. Герман. Триумф артистизма //Александр Арнштам: Вкус времени… М., 2015).

«Улей» (La Ruche)

«Долголиков живет по соседству с ресторанчиком Розали, в доме, состоящем исключительно из мастерских. Огромный стеклянный улей, поделенный на сто.
…По величине, это – комнатки отелей, камеры одиночного заключенья. …Белые стены. Узенькая софа, кухонный столик, табуретка и мольберт – загромождали мастерскую. Белая же, занавеска окна. На стенах – сохнущие работы.
Неприветливо, скупо, нежило. Неметено, зимой нетоплено».

Сергей Шаршун. «Долголиков». Из главы «Весенний Улей»
(впервые: Числа (Париж). 1933. № 9)

La Ruche. Данцигский пассаж, 2 (2, Passage de Dantzig)

«La Ruche» («Улей») – основанное в 1902 г. знаменитое общежитие художников, где селились в 1920-е годы представители «Парижской школы» (А. Модильяни, Л. Фужита, Д. Ривера, Ф. Леже и др.) и где нашли приют многие русские парижане (А. Архипенко, К. Малевич, Л. Сюрваж, О. Цадкин, М. Шагал, Я. Шапиро, С. Шаршун и др.).

Я. Шапиро La Ruche Париж. Без даты Бумага, цветная литография ДРЗ. С дарственной надписью от автора: «Дорогому другу Марку Талову в память о La Ruche. Яков Шапиро. Париж.1966».

Живописец и сценограф Яков (Жак) Шапиро (1897–1972) создал литографию «La Ruche» на волне послевоенных воспоминаний о легендарном фаланстере парижской богемы и успеха вышедшей книги мемуаров (Jacques Chapiro. La Ruche. Paris, 1960). Атмосфера, запечатленная на литографии (бедная мастерская, художник, модель), была хорошо знакома многим обитателям «Улья», в том числе и Марку Талову. В письме к Сергею Шаршуну от 11.02.1968 г. Талов вспоминал: «...мне дважды довелось быть жильцом La Ruche. В первый раз накануне первой мировой войны, второй раз — в начале 1918 года. Память сохранила многих монпарнасцев в “Улье”: Инденбаума, Мещанинова, Архипенко, Цадкина, Маревну, Эпштейна, Кремня, Сутина...».

Я.В. Завадо (J. Zavado)
Кровельщик. (Этюд к картине Баскские кровельщики. 1915.)
Около 1915
Бумага, акварель
ДРЗ

Ян Вацлав Завадовский (1891–1982) – живописец. В 1912 году впервые приехал в Париж, поселился на Монпарнасе. Сблизился с Г. Аполлинером, Ж. Кокто, М. Шагалом, А. Модильяни. Большое влияние на художественную манеру Завадо оказала живопись Поля Сезанна. В 1934 – в Париже состоялась его персональная выставка. С 1930-х годов стал постоянным участником Парижских салонов.

О.А. Цадкин
Обнаженная. (Воспроизведена на обложке: Талов М. Любовь и голод. Книга лирики. Париж, 1920.)
Около 1920
Бумага, угольный карандаш
ДРЗ

Осип Аронович Цадкин (1890–1967) – скульптор, график, поэт. Похоронен на Кладбище Монпарнас. В 1905 г. покинул Россию, уехав на учебу в Великобританию. В 1909-м перебрался из Лондона в Париж, где погрузился в творческую атмосферу Монпарнаса: снимал студию в «La Ruche», постоянно бывал в Академии Марии Васильевой и кафе «Ротонда», познакомился с Г. Аполлинером, Б. Сандраром, П. Пикассо, М. Жакобом, А. Модильяни, С. Делоне, А. Архипенко. В 1920-м провел в своей мастерской на улице Rousselet, 35 первую персональную выставку (скульптуры, акварели, гуаши). Следующие персональные выставки 1930-х гг. в Лондоне, Филадельфии, Венеции, Чикаго, Нью-Йорке принесли ему международную известность. Цадкин не принадлежал к пореволюционной эмиграции, но был прочно с ней связан: участвовал в собраниях группы «Через» и традиционных выставках русского искусства в галерее «Эпоха» (L’Époque), входил в художественную группу журнала «Числа».

Н. Хэмнетт
Types anglaises
Париж. 1920-е
Бумага. Карандаш, белила, гуашь

А.-П. Гальен
Портрет Антуанетты де Гаспар
1920
Бумага, гравюра, авторский оттиск
ДРЗ

В нижнем левом углу авторский знак. Дарственная надпись на фр. яз.: «Моему другу Марку Талову на память об Антуанетте Гаспар».

Ж. Эбютерн
Портрет Марка Талова
Париж. 1919
Бумага, карандаш

По воспоминаниям поэта Марка Талова – участника литературных объединений «Гатарапак» и «Палата поэтов», – его знакомство с Амедео Модильяни и возлюбленной художника Жанной Эбютерн произошло именно на Монпарнасе. В 1919 г. незадолго до смерти Модильяни создал в кафе «Ротонда» два портрета Талова, которые не сохранились. Портрет работы Эбютерн Талов в 1923-м увез в Россию. Об истории создания этого портрета он позже вспоминал: «В тот вечер [1917] в “Ротонде” я увидел … тоненькую сероглазую девушку с косами, как у гимназистки. Лицо наивное, восхищенное… Она как будто опустилась с неба на грешную землю… Она была художницей, тоже рисовала меня в “Ротонде”».

Я.В. Завадо (J. Zavado)
Кровельщик. (Этюд к картине Баскские кровельщики. 1915.)
Около 1915
Бумага, акварель
ДРЗ

Ян Вацлав Завадовский (1891–1982) – живописец. В 1912 году впервые приехал в Париж, поселился на Монпарнасе. Сблизился с Г. Аполлинером, Ж. Кокто, М. Шагалом, А. Модильяни. Большое влияние на художественную манеру Завадо оказала живопись Поля Сезанна. В 1934 – в Париже состоялась его персональная выставка. С 1930-х годов стал постоянным участником Парижских салонов.

О.А. Цадкин
Обнаженная. (Воспроизведена на обложке: Талов М. Любовь и голод. Книга лирики. Париж, 1920.)
Около 1920
Бумага, угольный карандаш
ДРЗ

Осип Аронович Цадкин (1890–1967) – скульптор, график, поэт. Похоронен на Кладбище Монпарнас. В 1905 г. покинул Россию, уехав на учебу в Великобританию. В 1909-м перебрался из Лондона в Париж, где погрузился в творческую атмосферу Монпарнаса: снимал студию в «La Ruche», постоянно бывал в Академии Марии Васильевой и кафе «Ротонда», познакомился с Г. Аполлинером, Б. Сандраром, П. Пикассо, М. Жакобом, А. Модильяни, С. Делоне, А. Архипенко. В 1920-м провел в своей мастерской на улице Rousselet, 35 первую персональную выставку (скульптуры, акварели, гуаши). Следующие персональные выставки 1930-х гг. в Лондоне, Филадельфии, Венеции, Чикаго, Нью-Йорке принесли ему международную известность. Цадкин не принадлежал к пореволюционной эмиграции, но был прочно с ней связан: участвовал в собраниях группы «Через» и традиционных выставках русского искусства в галерее «Эпоха» (L’Époque), входил в художественную группу журнала «Числа».

Н. Хэмнетт
Types anglaises
Париж. 1920-е
Бумага. Карандаш, белила, гуашь

А.-П. Гальен
Портрет Антуанетты де Гаспар
1920
Бумага, гравюра, авторский оттиск
ДРЗ

В нижнем левом углу авторский знак. Дарственная надпись на фр. яз.: «Моему другу Марку Талову на память об Антуанетте Гаспар».

Ж. Эбютерн
Портрет Марка Талова
Париж. 1919
Бумага, карандаш

По воспоминаниям поэта Марка Талова – участника литературных объединений «Гатарапак» и «Палата поэтов», – его знакомство с Амедео Модильяни и возлюбленной художника Жанной Эбютерн произошло именно на Монпарнасе. В 1919 г. незадолго до смерти Модильяни создал в кафе «Ротонда» два портрета Талова, которые не сохранились. Портрет работы Эбютерн Талов в 1923-м увез в Россию. Об истории создания этого портрета он позже вспоминал: «В тот вечер [1917] в “Ротонде” я увидел … тоненькую сероглазую девушку с косами, как у гимназистки. Лицо наивное, восхищенное… Она как будто опустилась с неба на грешную землю… Она была художницей, тоже рисовала меня в “Ротонде”».

Академия Марии Васильевой

«Мария Васильева законно входила в так называемую Парижскую школу. Впрочем, в те годы (1910–1930) в Париже работали уже многие русские художники. … Мария Васильева обладала широкой культурой, читала множество книг, изучала произведения художников древних столетий, посещала все выставки, музеи, концерты и была чрезвычайно общительна, являясь очень заметной представительницей “Монпарнасской богемы”. Большинство ее кубистических картин и карандашных набросков было исполнено еще до Первой мировой войны, то есть – до 1914 года, что подчеркивает и утверждает роль Васильевой в эволюции этого художественного течения и, следовательно, всего современного искусства».

Юрий Анненков. «Художественные выставки»
(Русская мысль. 1969. 19 июня. № 2743)

Мария Ивановна Васильева

Мария Ивановна Васильева впервые приехала Париж в 1905 г. В 1907 г. училась в академии Анри Матисса. В начале 1912-го основала в своей мастерской на авеню дю Мэн, 21 «Свободную академию», или «Академию Марии Васильевой». Не менее известной была и столовая при «Академии» («Cantine des artistes»), специально открытая Марией Васильевой для нуждавшихся художников.

В эпоху расцвета художественного Монпарнаса студия на авеню дю Мэн стала известным культурным центром с лекциями, обсуждениями, музыкальными вечерами. Здесь бывали Г. Аполлинер, Ж. Брак, Ф. Леже, Маревна, А. Матисс, А. Модильяни, П. Пикассо А. Сальмон, Б. Сандрар, Э. Сати, Х. Сутин, О. Цадкин, Л. Фуджита и др. Сегодня по адресу авеню дю Мэн, 21 располагается творческое пространство «Villa Vassilieff».

Авеню дю Мэн, 21

2.    Мария Ивановна Васильева. 1910-е гг.
Мария Васильева. Дама с веером и газетой. 1910–1912
Макс Жакоб, Мария Васильева, Анри-Пьер Рош (в военной форме), Ортис де Сарате и Пикассо перед кафе «Ротонда». Снимок Жана Кокто, Париж, 1916
Мария Васильева. Выездка. 1915
Амедео Модильяни. Портрет Марии Васильевой. 1918
Мария Ивановна Васильева. 1920-е гг.
Мария Васильева. Ребенок с игрушкой. Ок. 1920
Мария Ивановна Васильева в своей мастерской на Авеню дю Мэн. 1930-е гг.
Интерьер кафе «Куполь» на бульваре Монпарнас. Столбы, расписанные Марией Васильевой. 1927
Интерьер кафе «Куполь» на бульваре Монпарнас. Столбы, расписанные Марией Васильевой. 1927.
Мария Ивановна Васильева. Конец 1940-х гг.
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
2.    Мария Ивановна Васильева. 1910-е гг.
Мария Васильева. Дама с веером и газетой. 1910–1912
Макс Жакоб, Мария Васильева, Анри-Пьер Рош (в военной форме), Ортис де Сарате и Пикассо перед кафе «Ротонда». Снимок Жана Кокто, Париж, 1916
Мария Васильева. Выездка. 1915
Амедео Модильяни. Портрет Марии Васильевой. 1918
Мария Ивановна Васильева. 1920-е гг.
Мария Васильева. Ребенок с игрушкой. Ок. 1920
Мария Ивановна Васильева в своей мастерской на Авеню дю Мэн. 1930-е гг.
Интерьер кафе «Куполь» на бульваре Монпарнас. Столбы, расписанные Марией Васильевой. 1927
Интерьер кафе «Куполь» на бульваре Монпарнас. Столбы, расписанные Марией Васильевой. 1927.
Мария Ивановна Васильева. Конец 1940-х гг.
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан
Творческое пространство «Villa Vassilieff» (бывший Музей Монпарнаса) на месте Академии Марии Васильевой. Париж, авеню дю Мэн, 21; наши дни. Август 2017. Фото Светланы Урбан

В начале 1920-х годов монпарнасские кафе стали использовать как площадки для выставок. Моду на эту традицию можно по праву считать «русской». Одной из первых таких акций стал вернисаж «47 художников» в кафе «Le Parnasse» (103, bd du Montparnasse), организованный в апреле 1921 г. теоретиком русского авангарда Сергеем Ромовым и французским художником Огюстом Клерже. За ней последовала «Сотня с Парнаса», прошедшая в июне 1921-го в том же кафе. Активизация публичной деятельности художников – выходцев из Российской империи совпала с открытием «сезона Дада» и стала началом целого направления деятельности русских авангардистов-парижан.

Монпарнас – творческий перекресток русского Парижа – служил сценой, мастерской, литературным салоном, галереей и арт-объектом (так, например, художники из России расписали интерьеры кафе ««Хамелеон» и «Куполь»). В кабачке «Caméléon» (146, bd du Montparnasse) проходили собрания и выставки литературно-художественного кружка «Гатарапак» (1921–1922), в том числе «Выставка 13-ти» (12 июля 1922). Литературно-художественное объединение «Через» (1921–1922) и авангардистский журнал «Удар» (1923) проводили встречи и вернисажи в том же «Хамелеоне», в кафе «La Closerie des Lilas» и «Port-Royal».

Ярчайшим примером творческого союза художников и литераторов стало создание художественной группы «Чисел» (1931–1932) под эгидой одноименного журнала. В группу вошли практически все известные художники русского Парижа. Выставки проходили в галерее «Эпоха» («L’Époque»; 22, rue La Boёtie), которая в 1932 году закрылась. В 1934-м прекратил существование и сам журнал.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ РУССКИЙ МОНПАРНАС

Журнал «Числа»

Мы из каменных глыб создаем города,
Любим ясные мысли и точные числа…

Георгий Иванов

Журнал “Числа” был задуман в 1929 году Георгием Ивановым, который обдумал все – направление журнала, состав сотрудников и т. д. и даже выработал обложку, которую сам нарисовал.
…Ни Георгий Иванов, ни Георгий Адамович в редакцию войти не захотели, но, конечно, обещали свою всяческую поддержку “Числам” – так решили назвать журнал».

Юрий Терапиано. «Литературная жизнь русского Парижа за полвека. 1924–1974»
(Париж – Нью-Йорк, 1987)

«И внешне, и по содержанию “Числа” не похожи были на другие зарубежные издания. Они печатались на хорошей бумаге, не скупились на поля, заботились о красивых шрифтах и вообще о внешности, давали большое количество репродукций (в том числе в красках) либо на отдельных листах, либо в виде вклеек, так что наружностью напоминали немного петербургский “Аполлон”».

Глеб Струве. «Русская литература в изгнании»
(Нью-Йорк, 1956)

ГРУППА СОТРУДНИКОВ ПАРИЖСКОГО ЖУРНАЛА «ЧИСЛА». 1930-е. ДРЗ. Ф. 291
Стоят: М. Ларионов, Б. Поплавский, В. Мамченко,
В. Яновский, А. Руманов, Ю. Фельзен, Ю. Мандельштам,
Н. Оцуп, Г. Раевский (Г. Оцуп), В. Смоленский,
С. Стасин, Ю. Терапиано, А. Гингер, В. Варшавский
Сидят: С. Шаршун, Д. Кнут, С. Прегель, Е. Бакунина,
Л. Червинская, И. Одоевцева, Д. Мережковский,
Г. Адамович, З. Гиппиус, Г. Иванов
В нижнем ряду: П. Ставров, А. Алферов, Ю. Софиев,
Б. Дикой (Б. Вильде), А. Буров, В. Злобин, Л. Кельберин

Опубликовано: Числа. 1934. № 10.

Журнал «Числа» (точнее – сборники литературы, искусства и философии) издавались в 1930–1934 гг., в свет вышло 10 номеров. Несмотря на краткое существование, журнал оставил яркий след в истории русского зарубежья. Он стал «цитаделью» молодых писателей, сгруппировал вокруг себя силы, примкнувшие к знаменитой «Парижской ноте» Г. Адамовича и Г. Иванова, оказался в эпицентре культурной жизни Парижа и русской эмиграции в целом, а также – в центре полемики противоборствующих сил в эмигрантской литературе.

Оппонентами «Чисел» выступали, с одной стороны, Владислав Ходасевич и близкая ему группа «Перекресток», с другой, – Марк Слоним – организатор объединения «Кочевье». Однако тот же Марк Слоним признавал: «“Числа”, несомненно, самое крупное явление эмигрантской литературной жизни последнего времени. На общем фоне нашей скудости … журнал сразу выделился не только “столичной” внешностью и широким фронтом молодых сотрудников, но, главным образом, новизною тона. “Числа” заговорили о тех важных и мучительных вопросах, от которых большинство эмигрантских изданий отделывается формулами казенного оптимизма и тупой самоуверенности». Среди молодых авторов были Б. Божнев, Г. Газданов, В. Варшавский, А. Гингер, Ю. Иваск, Д. Кнут, И. Одевцева, Б. Поплавский, Ю. Терапиано, Ю. Фельзен, Л. Червинская, С. Шаршун, В. Яновский и др. Из писателей старшего поколения участие принимали Г. Адамович П. Бицилли, З. Гиппиус, Г. Иванов, Д. Мережковский, А. Ремизов, Л. Шестов и др.

Георгий Владимирович Иванов
(1894–1958)

«Закроем, по давнему, вечно мне памятному совету Льва Шестова, книгу, постараемся забыть отдельные стихи Георгия Иванова, отдельные его строки, — что останется от них в памяти? Не колеблясь, я скажу — свет, да и не это ли, не именно ли свет, в сознании задерживающийся, есть основное свойство, основной признак всякого творчества, достойного имени поэзии?»

Георгий Адамович. «Наши поэты. Георгий Иванов»
(Новый журнал. 1958. № 52)

Георгий Викторович Адамович
(1892–1972)

«Можно без преувеличения сказать, что очень и очень многие молодые поэты и писатели зарубежья “думали по Адамовичу”, воспитывались на нем, проверяли свое мироощущение и свои мысли по “Комментариям”.
Так называемая “Парижская нота” (поэтическое направление, возникшее в конце 20-х годов в Париже), сказавшая, несмотря на оторванность от России, свое слово, в значительной мере была инспирирована “Комментариями”».

Юрий Терапиано. «Литературная жизнь русского Парижа за полвека. 1924–1974»
(Париж – Нью-Йорк, 1987)

Борис Юлианович Поплавский
(1903–1935)

«Он, прежде всего, был необычайно талантлив, – талантлив, как говорится, насквозь, “до мозга костей”, в каждой случайно оброненной фразе, в каждой написанной строке. В характере его были большие недостатки, вернее – слабости. Но даже видя и зная их, его, кажется, все любили, – именно за талантливость, за обаятельность талантливости, которой нельзя было сопротивляться. Он весь светился ею, казалось – излучал ее».

Георгий Адамович. «Памяти Поплавского».
(Последние новости. 1935. 17 октября. № 5320)

«…Поплавский был главный выразитель монпарнасского “умонастроения”. Он был наш Монпарнас».

Владимир Варшавский. «Монпарнаcские разговоры»
(Русская мысль. 1977. 21 апреля №. №3148)

Герои литературного русского Монпарнаса

Письмо Бориса Поплавского к Владимиру Варшавскому. 4 октября 1930. ДРЗ. Ф. 291
Молодые литераторы. Париж. Середина 1920-х. ДРЗ. Ф. 291
На снимке справа налево: стоят Наум Рейзини, Александр Гингер, Илья Зданевич; сидят неизвестный и Борис Поплавский. Редкая фотография из личного архива писателя В. Варшавского. Подробный комментарий к фотоснимку дал литературный критик и мемуарист А. Бахрах, в том числе, он заметил: «Сидит слева Поплавский, тут сомнения быть не может…».
Гайто Газданов. Париж, 1923. ДРЗ. Ф. 13.
Владимир Варшавский на праздновании Quatorze Juillet в Париже. На обороте надпись рукой В. Варшавского «Ночь 14 июля 1929 г. 1) Пушистый, 2) Я, 3) Компайтис [Илья Зданевич?]». ДРЗ. Ф. 291
Борис Поплавский. «О личности и одиночестве». Авторизованная машинопись. Около 1933. ДРЗ. Ф. 36
Выписка, сделанная рукою Бориса Поплавского из эссе Н.А. Бердяева «О самоубийстве» (1931). ДРЗ. Ф. 36. Частично текст вошел в эссе «С точки зрения князя Мышкина» (Впервые: Числа. 1933. № 9)
Довид Кнут и Владимир Варшавский. Париж, 1934. ДРЗ. Ф. 291
Борис Вильде. Париж, конец 1930-х. ДРЗ. Ф. 291
Черновик письма В. Варшавского З. Гиппиус о судьбе издания «Литературный смотр». Париж, б.д.[ 1939, датируется по содержанию]. ДРЗ. Ф. 291.
В письме выражена непримиримая позиция по отношению к пронацистским настроениям ряда представителей русской эмиграции
Письмо Бориса Поплавского к Владимиру Варшавскому. 4 октября 1930. ДРЗ. Ф. 291
Молодые литераторы. Париж. Середина 1920-х. ДРЗ. Ф. 291
На снимке справа налево: стоят Наум Рейзини, Александр Гингер, Илья Зданевич; сидят неизвестный и Борис Поплавский. Редкая фотография из личного архива писателя В. Варшавского. Подробный комментарий к фотоснимку дал литературный критик и мемуарист А. Бахрах, в том числе, он заметил: «Сидит слева Поплавский, тут сомнения быть не может…».
Гайто Газданов. Париж, 1923. ДРЗ. Ф. 13.
Владимир Варшавский на праздновании Quatorze Juillet в Париже. На обороте надпись рукой В. Варшавского «Ночь 14 июля 1929 г. 1) Пушистый, 2) Я, 3) Компайтис [Илья Зданевич?]». ДРЗ. Ф. 291
Борис Поплавский. «О личности и одиночестве». Авторизованная машинопись. Около 1933. ДРЗ. Ф. 36
Выписка, сделанная рукою Бориса Поплавского из эссе Н.А. Бердяева «О самоубийстве» (1931). ДРЗ. Ф. 36. Частично текст вошел в эссе «С точки зрения князя Мышкина» (Впервые: Числа. 1933. № 9)
Довид Кнут и Владимир Варшавский. Париж, 1934. ДРЗ. Ф. 291
Борис Вильде. Париж, конец 1930-х. ДРЗ. Ф. 291
Черновик письма В. Варшавского З. Гиппиус о судьбе издания «Литературный смотр». Париж, б.д.[ 1939, датируется по содержанию]. ДРЗ. Ф. 291.
В письме выражена непримиримая позиция по отношению к пронацистским настроениям ряда представителей русской эмиграции

«ЭМИГРАНТСКИЙ МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК» НА ФОНЕ ЭПОХИ

Владимир Сергеевич Варшавский
(1906–1978)

Писатель Владимир Сергеевич Варшавский (1906–1978) на страницах журнала «Числа» одним из первых заговорил о молодом поколении русского зарубежья. В цикле эссе он создал портрет нового героя – эмигрантского молодого человека. Этот особый тип эмигранта полностью лишен душевной опоры: родины, культуры, родного языка, «оторван от тела своего народа и не находится ни в каком мире и ни в каком месте». Писатель часто цитировал слова Бориса Поплавского, что молодой эмигрант – «человек другой, чем повсюду, породы... вырванный из земли, как мандрагора». Между тем пафос Варшавского как писателя и человека – поиск новой точки опоры и своего места в истории. «Верь именно в бытие, только в бытие, в одно бытие», – напишет он в эссе «Несколько рассуждений об Андрэ Жиде и эмигрантском молодом человеке» (Числа. 1930/31. № 4). Такой «верой в бытие» для него стало творчество и участие во Второй мировой войне, борьба с нацизмом на стороне Французской армии.

Владимир Варшавский – военнослужащий французской армии.
ДРЗ. Ф. 291.
На обороте надпись рукой В. Варшавского: «Дорогому Тюпику от брата. Володя. 15/10.39. Володя. 15/10.39. Guingamp»

«…Война Вас разбудила – удар был настолько силен, что тюрьма Вашего “я” оказалась взорванной. Вдруг Вы увидели мир и людей – удивлению Вашему не было конца. Из этого удивления (совсем по Платону) родилось Ваше творчество. … Вы стали человеком и писателем. Какое великое событие и какое Божие чудо!»

Из письма Константина Мочульского Владимиру Варшавскому.
1 февраля 1947 (ДРЗ. Ф 291)

Владимир Варшавский. Париж, 1929.
ДРЗ. Ф 291

«Да, Варшавский был участником и завсегдатаем Монпарнаса, может быть, одним из самых подлинных, самых верных его участников. Да, и боль жизни, и слабость, и ненужность — всё это он испытал, всё это неотъемлемая часть того опыта бездомности, который дан был ему как первый и решающий опыт жизни… требующий преодоления, призывающий на подвиг, каковым и стало для него его писательское творчество».

Прот. Александр Шмеман. «Ожидание. Памяти Владимира Сергеевича Варшавского». (Континент. 1978. № 18).

Владимир Варшавский – военнослужащий французской армии.
ДРЗ. Ф. 291.
На обороте надпись рукой В. Варшавского: «Дорогому Тюпику от брата. Володя. 15/10.39. Володя. 15/10.39. Guingamp»

«…Война Вас разбудила – удар был настолько силен, что тюрьма Вашего “я” оказалась взорванной. Вдруг Вы увидели мир и людей – удивлению Вашему не было конца. Из этого удивления (совсем по Платону) родилось Ваше творчество. … Вы стали человеком и писателем. Какое великое событие и какое Божие чудо!»

Из письма Константина Мочульского Владимиру Варшавскому.
1 февраля 1947 (ДРЗ. Ф 291)

Владимир Варшавский. Париж, 1929.
ДРЗ. Ф 291

«Да, Варшавский был участником и завсегдатаем Монпарнаса, может быть, одним из самых подлинных, самых верных его участников. Да, и боль жизни, и слабость, и ненужность — всё это он испытал, всё это неотъемлемая часть того опыта бездомности, который дан был ему как первый и решающий опыт жизни… требующий преодоления, призывающий на подвиг, каковым и стало для него его писательское творчество».

Прот. Александр Шмеман. «Ожидание. Памяти Владимира Сергеевича Варшавского». (Континент. 1978. № 18).

Кабинет Владимира Варшавского

Владимир Варшавский в парижской квартире на ул. л’Эсперанс (27, rue de l’Espérance).
Около 1935

Владимир Сергеевич Варшавский родился в Москве 11 (24 по новому стилю) октября 1906 года в семье присяжного поверенного, адвоката Сергея Ивановича Варшавского и актрисы МХТ Ольги Петровны Норовой. Весной 1918 года семья Варшавских бежала от большевиков в Крым. В 1920-м покинула Россию. Сперва осела в Константинополе, в декабре 1921 братья Варшавские переехали в Чехословакию. Осенью 1923 года Варшавский поступил на русский юридический факультет Карлова университета. В 1927-м переехал в Париж. Здесь он продолжил образование в Сорбонне, стал завсегдатаем различных собраний на Монпарнасе, автором журнала «Числа», «Современные записки», «Новый Град».

Осенью 1939-го Варшавский добровольно вступил в ряды Французской армии, принял участие в сражениях на франко-бельгийской границе, героически защищая Булонскую цитадель. В мае 1940 года вместе с частями Французской армии был взят в плен и провел в немецком лагере для военнопленных Stalag II-B долгие пять лет. Освобождение Варшавскому принесла Красная армия. Войну и плен он описал в повести «Семь лет». В 1947 году за участие в боях и проявленное мужество был награжден французской наградой Военным крестом (Croix de guerre). После войны сильно нуждался, работал сторожем в гараже.

Весной 1951 года В. Варшавский уехал в США. В 1956-м издал книгу «Незамеченное поколение» о молодом эмигрантском поколении, которая быстро принесла ему известность. В 1959 году женился на Татьяне Георгиевне Дерюгиной, в мае 1967 года семья переехала в Европу. Итоговым произведением для писателя стал роман-воспоминание «Ожидание» (1972). На склоне лет писатель работал над книгой «Родословная большевизма», которую не успел завершить. Умер 22 февраля 1978 года, похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Предметы из кабинета В. Варшавского

Печатная машинка, нож для разрезания бумаги, ручка «Parker», статуэтки
Середина ХХ в.
Ольга Петровна Норова (мать писателя)
Москва. 1899
Рисунок Володи Варшавского севастопольского периода (карандаш).
Начало 1920
Пропуск на миноносец «Живой», выданный Юрию Варшавскому.
Севастополь, январь 1920.
Владимир Варшавский.
Около 1920
Юрий, брат Владимира Варшавского
Константинополь, 1920
Сергей Иванович Варшавский (отец писателя)
с дочерью Натальей
Прага. 1936
Татьяна Георгиевна Дерюгина (в замужестве Варшавская)
Нью-Йорк, середина 1960-х
Удостоверение Владимира Варшавского, студента Сорбонны.
1928/29
Тетрадь Владимира Варшавского с выписками из повести Ф.М. Достоевского. Середина 1930-х. ДРЗ. Ф. 291
Позже Варшавский писал о «герое» Монпарнаса, «чей облик, напоминающий отчасти мечтателя из “Белых ночей”, вернее всего обрисован в повестях Б. Поплавского и С. Шаршуна».
Печатная машинка, нож для разрезания бумаги, ручка «Parker», статуэтки
Середина ХХ в.
Ольга Петровна Норова (мать писателя)
Москва. 1899
Рисунок Володи Варшавского севастопольского периода (карандаш).
Начало 1920
Пропуск на миноносец «Живой», выданный Юрию Варшавскому.
Севастополь, январь 1920.
Владимир Варшавский.
Около 1920
Юрий, брат Владимира Варшавского
Константинополь, 1920
Сергей Иванович Варшавский (отец писателя)
с дочерью Натальей
Прага. 1936
Татьяна Георгиевна Дерюгина (в замужестве Варшавская)
Нью-Йорк, середина 1960-х
Удостоверение Владимира Варшавского, студента Сорбонны.
1928/29
Тетрадь Владимира Варшавского с выписками из повести Ф.М. Достоевского. Середина 1930-х. ДРЗ. Ф. 291
Позже Варшавский писал о «герое» Монпарнаса, «чей облик, напоминающий отчасти мечтателя из “Белых ночей”, вернее всего обрисован в повестях Б. Поплавского и С. Шаршуна».

Семейный альбом Владимира Варшавского

ТЕАТР И КИНО

Серж Лифарь (1906–1986)

Обложка издания: Аугсбург Ж. Жизнь мастера балета Сергея Лифаря в картинках
(Augsbourg G. La vie en images de Serge Lifar maitre de ballet.). Paris: Imp. Corrêa, 1937

Серж Лифарь (Serge Lifar; Сергей Михайлович Лифарь; 1905– 1968) – артист балета, балетмейстер, теоретик танца. Эмигрировал в 1923 году, до 1929-го танцевал в «Русских сезонах» Дягилева, премьер Парижской оперы, в 1930–1945 и 1947–1958 годах руководил балетной труппой театра. Основатель Парижского университета хореографии и Университета танца. На страницах журнала «Числа» Лифарь вспоминал: «Когда в Киеве… я случайно попал на урок классического танца, сразу мне стало понятно, что ни занятия, ни семья – ничто не сможет меня удержать. И когда Дягилев написал в школу, предлагая прислать ему несколько учеников, ничто не могло остановить меня: арест, тюрьма, угроза расстрела, – я все перенес, но 5 января 1923 года все же был в Париже. Лишь здесь работа моя начала приносить плоды. Учителями моими были Нижинская, Чеккети, Легат».

«То, чего я хочу, то, чего я ищу в моем искусстве, это именно такого слияния техники тела с движением души, гармонии двигательной архитектуры тела со звучащей двигательной архитектурой музыки.
Это единство для меня и есть истинная красота в искусстве танца».

Сергей Лифарь. Из записной книжки
Впервые: Числа. 1934. № 10.

Скульптурный портрет С. Лифаря.
Скульптор Ф. Конье.
Франция, 1944.
ДРЗ. Ф. 16
Афиша «Serge Lifar».
Худ. П. Колен
Париж, [1935].
ДРЗ. Ф. 16
В правом верхнем углу авторская подпись: Paul Kolin
Афиша. «Serge Lifar. Promethèe».
Париж, [1937].
ДРЗ. Ф 16
Афиша выставки «Русский балет Дягилева», организованной Сержем Лифарем в Музее декоративного искусства (Musée des arts décoratifs de Paris). Париж, 1939.
ДРЗ. Ф. 16
Скульптурный портрет С. Лифаря.
Скульптор Ф. Конье.
Франция, 1944.
ДРЗ. Ф. 16
Афиша «Serge Lifar».
Худ. П. Колен
Париж, [1935].
ДРЗ. Ф. 16
В правом верхнем углу авторская подпись: Paul Kolin
Афиша. «Serge Lifar. Promethèe».
Париж, [1937].
ДРЗ. Ф 16
Афиша выставки «Русский балет Дягилева», организованной Сержем Лифарем в Музее декоративного искусства (Musée des arts décoratifs de Paris). Париж, 1939.
ДРЗ. Ф. 16

Легендарный «Альбатрос»

История легендарной киностудии «Альбатрос» берет начало с 1915 года, когда пионер русской киноиндустрии Иосиф Николаевич Ермольев (1889–1962) основал в Москве собственное киноателье. В 1920-м он покинул вместе с киногруппой Россию и перебрался во Францию. В том же году в парижском предместье Монтрёй в павильоне киноконцерна Пате было основано акционерное общество «Ермольев-синема» («La Société Ermolieff-Cinéma»). В 1922-м киностудия перешла под начало Александра Борисовича Каменки (1888–1969), тогда же получила новое название «Альбатрос» и стала привлекать к работе французских кинорежиссеров. Образец интернационального сотворчества – авангардный фильм Рене Клера об Эйфелевой башне «La Tour» (1928), снятый выдающимися операторами Жоржем Периналем (Périnal; 1897–1965) и Николаем Рудаковым (?–1948).

В 1936 году во Франции была создана «Cinémathèque Française», и фильмы студии «Альбатрос» легли в основу крупнейшего в мире киноархива.

Примером новой эстетики и языка национального киноэкрана служит творчество Евгения Славченко. Режиссер-новатор в новом течении французского авангарда Евгений Славченко (1898–1966) больше известен мировому кинематографу под именем Эжен Деслав. Первая картина, которая сразу принесла ему успех – авангардная кинолента «Монпарнас» (1929) о буднях знаменитого парижского квартала. В кадре мы увидим Луиса Бунюэля, Марию Васильеву, Филиппо Томмазо Маринетти, Луиджи Руссоло и других известных людей.

БУЛЬВАР МОНПАРНАС, 10

«В особняке, на бульваре Монпарнас, № 10, предоставленном нам “ИМКА”, организовался центр “Движения”, и русская молодежь с воодушевлением туда устремилась. Загорелась творческая работа… В первые годы эмиграции “Христианское движение” процветало. Создавалось множество разных кружков и содружеств, благотворительных и просветительных начинаний: девичья дружина, витязи, школы (четверговая и воскресная), летние колонии, собрания, лекции, доклады, диспуты, вечеринки... и, наконец, ежегодные съезды, которые привлекали руководителей и представителей “Движения” со всего нашего рассеяния. Эти конференции бывали большим событием в среде русской христианской молодежи Зарубежья…

На дворе, в гараже особнячка на бульваре Монпарнас, была устроена церковь во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы. Настоятелем я назначил выдающегося священника о. Сергия Четверикова.

Религиозно-нравственное воздействие на молодежь достигалось и организацией летних лагерей…

Когда наступили черные дни безработицы среди русских, “Монпарнас” организовал даровую столовую, раздачу нуждающимся белья и одежды, оказывал помощь ночлегом».

Митрополит Евлогий (Георгиевский). «Путь моей жизни»
(Париж, 1947)

Съезд РСХД, 1929.
ДРЗ. Ф. 60

В здании по адресу бульвар Монпарнас, 10 находилось сразу несколько организаций, напрямую связанных с деятельностью христианских сообществ: Книгоиздательство YMCA-Press; Русское студенческое христианское движение (РСХД); Религиозно-философская академия (РФА); Редакция журнала «Путь»; Редакция журнала «Вестник студенческого христианского движения» («Вестник РСХД»); Редакция журнала «Новый Град»; Церковь Введения во Храм Пресвятой Богородицы; Воскресно-четверговая школа при РСХД, руководимая Софьей Сергеевной Шидловской; Религиозно-педагогический кабинет по работе с православной молодёжью Василия Васильевича Зеньковского и др.

В целом это была сложная и многогранная система культурно-просветительских, издательских и научно-образовательных организаций. Русские философы, богословы и педагоги, работавшие здесь, не без помощи протестантских общественных деятелей из Ассоциации христианской молодёжи (YMCA) преследовали цель сохранить хрупкую целостность эмигрантского сообщества путём создания новой духовной культуры русского зарубежья. Здесь также происходили встречи различных литературных и историософских кружков («Жар цвета», «Кружок изучения России» и многие другие). Свободная творческая атмосфера, царившая в особняке по адресу б-р Монпарнас. 10, объяснялась талантами и энтузиазмом сотрудников организаций – философов, богословов, публицистов, научных редакторов и общественных деятелей (Н.А. Бердяев, Б.П. Вышеславцев, В.Н. Ильин, прот. В.В. Зеньковский, прот. С. Четвериков, А.В. Карташёв, И.А. Лаговской и др.).

Скульптурный портрет С. Лифаря.
Скульптор Ф. Конье.
Франция, 1944.
ДРЗ. Ф. 16
Афиша «Serge Lifar».
Худ. П. Колен
Париж, [1935].
ДРЗ. Ф. 16
В правом верхнем углу авторская подпись: Paul Kolin
Афиша. «Serge Lifar. Promethèe».
Париж, [1937].
ДРЗ. Ф 16
Афиша выставки «Русский балет Дягилева», организованной Сержем Лифарем в Музее декоративного искусства (Musée des arts décoratifs de Paris). Париж, 1939.
ДРЗ. Ф. 16
Скульптурный портрет С. Лифаря.
Скульптор Ф. Конье.
Франция, 1944.
ДРЗ. Ф. 16
Афиша «Serge Lifar».
Худ. П. Колен
Париж, [1935].
ДРЗ. Ф. 16
В правом верхнем углу авторская подпись: Paul Kolin
Афиша. «Serge Lifar. Promethèe».
Париж, [1937].
ДРЗ. Ф 16
Афиша выставки «Русский балет Дягилева», организованной Сержем Лифарем в Музее декоративного искусства (Musée des arts décoratifs de Paris). Париж, 1939.
ДРЗ. Ф. 16

ЭПОХА ВОСПОМИНАНИЙ

«… Париж мы все поистине «носим в сердце», — и может быть когда-нибудь еще случится, что, перебивая друг друга, с волнением, с нежностью, как вспоминают любимого человека, вы будем при встречах говорить: «а помните то-то? а помните это? а вид с террасы Трокадеро? а башни Нотр-Дам, освещенные заходящим солнцем, которые иногда мельком увидишь из окна автобуса, с какого-нибудь моста, случайно оторвавшись от газеты? а Сена? а Монпарнас, сейчас самое грустное место во всем Париже, — тот прежний, довоенный, дымный, пьяный, бессонный, полунелепый, полугениальный Монпарнас?
Да, будет у нас о чем поговорить, будет что вспомнить…»

Георгий Адамович. Парижские впечатления.
1948

Эпоха «русского Монпарнаса» была недолгой. Ее расцвет падает на 1920–30-е годы. «…затем, – как вспоминал Юрий Терапиано, – разразилась война, погубившая многих, и прежний “блистательный Монпарнас” окончательно распался». Межвоенный русский Париж обрел вторую жизнь благодаря целому своду эмигрантских мемуаров. О русском Монпарнасе писали Юрий Терапиано, Георгий Адамович, Глеб Струве, Андрей Седых, Нина Берберова, Зинаида Шаховская, Ирина Одоевцева, Василий Яновский, Роман Гуль, Александр Бахрах, Юрий Анненков и многие другие выдающиеся русские эмигранты.

Одной из первых в этом ряду стала книга Владимира Варшавского «Незамеченное поколение» (1956). Вокруг нее мгновенно разгорелась острая полемика между «отцами» и «детьми» русского зарубежья. Между тем книга принесла автору известность, а благодаря названию молодые эмигранты «первой волны» вошли в историю как «незамеченное поколение».

Владимир Варшавский и Юрий Иваск.
Женева, июль 1974