125 лет со дня рождения Б.М.Ледковского

9 мая 2019 года — 125 лет со дня рождения Бориса Михайловича Ледковского (09.05(26.04).1894, Агафеновка под Новочеркасском, Область Войска Донского, Россия – 06(07).08.1975, Фрипорт, штат Нью-Йорк, США), музыковеда, дирижера, композитора, регента, педагога. Из семьи священнослужителей. Родился в родовом поместье семьи матери, Софьи Григорьевны — очень состоятельных малороссийских помещиков Стаценко. По линии отца, Михаила Андреевича, все его предки были из польско-шляхетского рода, осевшего с давних времен в Малороссии, и принадлежали к духовенству. Приняв православие, они преданно служили Русской православной церкви вплоть до Октября 1917 года.

Музыкальные способности Борис Михайлович унаследовал от матери, у нее был прекрасный голос, она пела на благотворительных концертах, играла на фортепиано, хорошо рисовала и выставляла свои картины на вернисажах. Склонность сына к музыке родители заметили еще в раннем детстве и не препятствовали его увлечению. А он с большой охотой учился играть на разных инструментах.

Как сын священника, рано начал прислуживать в храме, был духовно близок с отцом, от него и унаследовал вдумчивое отношение к богослужению. Из воспоминаний М.В.Ледковской, жены музыканта: «На очередной воскресной литургии, когда ему (Борису) было лет 7 или 8, уже в сельском приходе отца отроку очень не понравилось пение хора. Он решил излить свое недовольство регенту, и после службы нацарапал записку несколько невежливого содержания и положил ее на регентский пюпитр: “Хор плахо пает и регент никуда не гадица”. Оскорбленный регент, конечно, очень возмутился и сразу же устремился жаловаться батюшке Михаилу. Тем временем ничего не подозревающий Боб, как его звали в семье, безмятежно играл в саду с другими ребятишками. Отец прервал игру сына, позвал к себе в кабинет, дал бумагу и перо и велел писать под диктовку: “Хор плохо поет…” Боб потупился, уперся в бумагу и перестал писать. На призыв отца “Ну, пиши, пиши. Что же ты остановился?” Боб молчит и краснеет. Тогда отец Михаил исправил все ошибки и спокойно, но строго сказал: “Вот ты даже грамотно писать не умеешь, а смеешь судить старого человека, обижать его за службу Богу. Сначала научись правописанию и не берись осуждать людей опрометчиво. А теперь ступай сейчас же к нему и немедленно попроси у него прощения”. Этот урок и стыд за свой дерзкий поступок мальчик запомнил на всю жизнь».

В четырнадцать лет Борис Ледковский уже руководил хором в приходе своего отца. Общее среднее образование и навыки управления церковным хором он получил сначала в Новочеркасской духовной семинарии, а закончил в Реальном училище в Ростове-на-Дону. О постановке музыкальных курсов в духовных заведениях того времени он писал И.А.Гарднеру: «Было также много и регентских курсов в духовных семинариях: пение так преподавалось, что музыкально способный человек выходил вполне образованным и знающим регентом». Борис Михайлович продолжил свое музыкальное образование в Московской консерватории, в классах композиции, контрапункта и постановки голоса. Учился он у М.М.Ипполитова-Иванова, в то время директора консерватории. Большое влияние на юношу оказал также директор Синодального училища А.Д.Кастальский.

В 1916 году Борис Михайлович был призван в армию, но по состоянию здоровья нес гражданскую службу в тылу. В Гражданскую войну он вместе с двумя младшими братьями вступил добровольцем в Белую армию с момента ее основания и был награжден Георгиевским крестом за доблесть — спас жизнь раненому генералу Э.Гиацинтову. Эвакуировался из Крыма последним эшелоном со своим полком и прошел все мытарства Галлиполийского плена, но и там он создал церковный хор. Потом была София и место регента при русской посольской церкви, а затем он был приглашен регентом в кафедральный собор Святого Александра Невского и одновременно хормейстером в Софийский оперный театр.

В 1925 году по желанию первой жены Бориса Михайловича, Татьяны Ивановны Пашковской, семья переехала в Париж, где Ледковский вскоре стал управлять хором в церкви Знамения Божьей Матери зарубежного Синода. В Париже он играл в разных оркестрах, создавал свои «сезонные» инструментальные и вокальные ансамбли, выезжал с ними в Лондон и на юг Франции на гастроли, зарабатывая на хлеб насущный. В 1937 году по приглашению Хора донских казаков им. атамана Каледина Ледковский переехал в Германию и занял место прежнего дирижера хора — герцога Лейхтенбергского. Этим хором он успешно управлял около года, а затем основал свой собственный мужской Хор черноморских казаков. С ним он концертировал с 1938 до 22 июня 1941 года, когда хор, как и все русские национальные организации, был запрещен, а выезд из Германии для всех «беспаспортных», т.е. имеющих только «нансеновский паспорт», стал невозможным.

С 1941 по 1945 год Борис Михайлович руководил хором берлинского Свято-Владимирского храма на Находштрассе, бывшего под омофором митрополита Анастасия, первоиерарха Русской православной церкви заграницей. После всех военных перипетий, бомбежек, бегств от красных, в конце 1945 года Борис Михайлович со своей второй женой вернулся в Берлин и был приглашен на место регента в берлинский кафедральный собор (тогда он уже находился в ведении Московской патриархии). Ледковский сразу же основал смешанный Русский кафедральный хор и, договорившись с концертной дирекцией Курта Колина в Гамбурге, в «западной зоне», стал выезжать с хором в американскую, английскую и французскую зоны, получив ценный «межзональный паспорт». Этот паспорт очень пригодился, когда в 1948 году пришлось бежать из Берлина в Мюнхен. И снова, по договору с концертной дирекцией Курта Колина, Ледковский воссоздал свой бывший мужской Хор черноморских казаков, пополнив его новыми певческими силами второй эмиграции. С этим вторым Черноморским хором он выступал в Германии и в скандинавских странах, всюду с аншлагами. Тем не менее, несмотря на успехи, он решил эмигрировать в США.

Семья Ледковских прибыла в Америку 1 июня 1951 года. Первые три месяца они провели на «Толстовской ферме». По просьбе Александры Львовны Толстой, Борис Михайлович с первого же дня пребывания на ферме стал управлять хором в церкви Толстовского фонда. Кроме того, он занимался музыкой с детьми насельников и подростками, которые отдыхали в летнем лагере. В сентябре того же года Ледковские поселились в Нью-Йорке на Манхэттене, где Борис Михайлович занял должность регента в Свято-Серафимовском приходе отца Александра Киселева. Затем в начале 1952 года последовало приглашение от митрополита Анастасия руководить хором в Синодальном соборе в Нью-Йорке, https://nycathedralofsign.org/ ставшем его последним местом работы.

Обладая безукоризненным музыкальным вкусом и органической связью с православной церковной культурой, в своих обработках Ледковский строго придерживался традиции и не позволял себе изменять мелодии распевов в угоду композиторским фантазиям. Заботясь о возрождении древних распевов в богослужении, он создал «Обиход Всенощного бдения», используя главным образом знаменный, киевский и греческий распевы, гармонизуя и делая их доступными для исполнения небольшими хорами. И его собственные произведения также проникнуты духом древних распевов. «Обиход» (1959), два сборника духовных сочинений, вышедших еще при его жизни (1959, 1979) и третий посмертный (1982) под редакцией старшего сына, Александра Борисовича Ледковского, были изданы «Типографским братством преподобного Иова Почаевского» при Свято-Троицком монастыре в Джорданвилле (штат Нью-Йорк). Они значительно пополнили и обогатили духовно-певческий репертуар Русской православной церкви заграницей.

Кроме регентского служения, Ледковский был руководителем камерного хора молодежи в Нью-Йорке, «Мужской капеллы», а также хора учащихся Свято-Владимирской духовной академии, куда Борис Михайлович вскоре по приезде в США был приглашен деканом, протоиереем Георгием Флоровским. Там он преподавал богослужебное пение в течение 16 лет (1952–1968). Для богослужебной практики хора учащихся Свято-Владимирской академии на английский язык были переложены основные литургические песнопения.

По воспоминаниям современников, дирижерская манера Бориса Михайловича была очень сдержанная, жесты изящны и скупы. Православный архиепископ Каллист (англичанин Тимоти Ричард Уэр (Timothy Richard Ware), богослов с мировым именем, один из лучших переводчиков византийских богослужебных текстов на английский язык, профессор православного богословия в Оксфордском университете) в 1960-е годы часто посещал синодальный храм в Нью-Йорке. На одной из стэнфордских конференций по переводам византийских богослужебных текстов на английский язык он так отозвался о пении Синодального хора под управлением Ледковского: «Это было самое лучшее исполнение литургических песнопений, которое я когда-либо слышал. Ни в диаспоре, ни в России, а я слышал очень многие хоры, я ничего подобного не слышал».

В начале 1975 года Борис Михайлович заболел, и 6 августа 1975 года, в день своего небесного покровителя, он скончался в кругу своей семьи во Фрипорте (штат Нью-Йорк). Похоронен на кладбище Свято-Троицкого монастыря в Джорданвилле.

В.Р.Зубова