140 лет со дня рождения И.И.Фондаминского

140 лет со дня рождения Ильи Исидоровича Фондаминского (Фундаминского) (псевд. Бунаков) (1.03(17.02).1880, Москва, Россия – 19.11.1942, Освенцим, Польша), члена боевого крыла эсеров и ЦК ПСР, масона, публициста, редактора, общественного деятеля, благотворителя, православного святого мученика. Из зажиточной еврейской купеческой семьи. Его отец Израиль-Илья Ицкович Фундаминский, уроженец Шклова, был ювелиром, в 1893 году причислен к купцам первой гильдии. Родители строго придерживались иудейских религиозных традиций. Но на Илью оказал большее влияние, чем родители, пример старшего брата Матвея, который в 1885 году во время учебы в Московском университете примкнул к террористической организации «Народная воля». Он был выдан полиции товарищем по революционной группе Сергеем Зубатовым, впоследствии ставшим одним из руководителей Охранного отделения, и осужден на 10 лет ссылки. В 1889 году принял участие в бунте политических ссыльных в Якутске, после чего был приговорен к пожизненной каторге, где и умер от туберкулеза в возрасте 29 лет.

Из-за ограничений, связанных с процентной нормой для евреев (по закону 1887 года для Москвы 3% от общего числа учащихся) молодой Фондаминский не смог поступить в гимназию при Лазаревском институте восточных языков. Он окончил частную гимназию Креймана и в 1900 году поступил на философские факультеты Берлинского, затем Гейдельбергского университетов, где слушал лекции по философии, социологии, политической экономии и праву. Участвовал в интеллектуальном кружке вместе с внуками миллионера-чаеторговца Вульфа Высоцкого и друзьями из богатых — Николаем Авксентьевым и Владимиром Зензиновым. В марте 1902 года Фондаминский был арестован на российско-немецкой границе и заключен на два месяца в тюрьму за транспортировку революционной литературы. В конце 1902 года вступил в партию социалистов-революционеров (ПСР) и стал членом ее боевой организации.

В 1903 году Фондаминский женился на подруге детства Амалии Гавронской, получив огромное приданое, в частности долю в чайных плантациях на Цейлоне. После завершения учебы Илья Исидорович в конце 1904 года вернулся в Россию, где примкнул к московскому комитету ПСР. Вместе с Авксентьевым стал с самого начала революционного взрыва в России активным участником политической борьбы. Как Бунаков (этот псевдоним он заимствовал с уличной вывески) он выступал на многотысячных митингах, агитировал рабочих на заводах, ездил с докладами по провинции. В то же время его далекая от политики жена помогала скрываться от полиции своей подруге Зое Коноплянниковой, эсеровской террористке, организовывавшей под Москвой динамитные мастерские. В сентябре 1905 года полиция арестовывает супругов Фондаминских по подозрению в содействии террористам, поэтому политическая амнистия, объявленная в октябре 1905 года, на Фондаминских не распространялась. Однако тюремные власти были вынуждены их освободить под давлением революционной толпы, приведенной товарищами-эсерами под стены Таганской тюрьмы.

После освобождения Фондаминский принял участие в подготовке вооруженного переворота в Москве. Он пожертвовал несколько десятков тысяч рублей из личных средств на вооружение боевиков. Съезд железнодорожников не без влияния Фондаминского принял решение о начале всеобщей политической забастовки, ставшей прологом к декабрьскому восстанию в Москве. Илья Исидорович входил в штаб восстания, а после подавления его правительственными войсками бежал в Финляндию. Террористка Зоя Коноплянникова, из-за которой Фондаминские попали за решетку, впоследствии убила усмирителя московского восстания генерала Мина и была казнена.

В январе 1906 года на финском курорте Иматра прошел съезд ПСР, Фондаминский, вместе с Зензиновым и Рудневым, представлял на нем московский комитет партии. Весной – летом 1906 года он нелегально жил в Петербурге, совершая агитационные поездки по стране. После роспуска в 1906 году «Думы народного гнева», как называла левая пресса Государственную думу, ЦК эсеров организовал мятежи в армии и на флоте. Илья Фондаминский был отправлен в Ревель (ныне Таллин) для руководства восстанием на Балтийском флоте. Начало восстания на крейсере «Память Азова» было успешным, но пока Фондаминский добрался до корабля, верные правительству матросы захватили мятежников и поднявшегося на палубу Фондаминского арестовали.

Как участник вооруженного мятежа он оказался под военно-полевым судом, введенным для борьбы с революцией премьер-министром Столыпиным, и ему грозила смертная казнь. Защиту Фондаминского вели лучший ревельский защитник Андрей Булат и два петербургских адвоката. Параллельно товарищи по партии строили планы его побега (в записке, переданной из тюрьмы, Илья Исидорович уговорил их отказаться от этих намерений). Защите удалось оправдать его. Адвокат Фондаминского Булат стал членом Государственной думы по списку эсеров, а прокурор Павлов, требовавший смертной казни, был вскоре убит террористами. После освобождения Фондаминский с женой бежали из России через Финляндию во Францию, поселились в Париже. На 5-м Совете партии Фондаминский был избран в Заграничную делегацию РПСР и назначен куратором террористической Боевой организации, во главе которой встал Борис Савинков. Однако измена Азефа вызвала у Фондаминского сомнения в необходимости террористической борьбы, в эмиграции он отказался от многих своих прежних взглядов.

В Париже он сблизился с Дмитрием Мережковским и Зинаидой Гиппиус, не признающими террор как средство любой борьбы. Писатели привлекли его к финансированию религиозно-философского журнала «Вопросы жизни». В 1912 году Фондаминский и его старый товарищ Авксентьев наладили выпуск в Париже журнала «Почин», который выступал против политического террора. Фондаминский познакомил Бориса Савинкова с Мережковскими, благодаря их влиянию Савинков, которому Гиппиус предложила литературный псевдоним Ропшин, отошел от террора, о чем написал в повести «Конь бледный».

После начала Первой мировой войны Фондаминский прекращает борьбу с правительством, в 1915–1916 годах участвует в издании журнала «Призыв», объединившего патриотическую часть революционной эмиграции от Плеханова до Савинкова. Февраль 1917 года вернул Илью Исидоровича в Россию, его избирают заместителем председателя Исполнительного комитета крестьянских депутатов. Доклад Фондаминского «О земле» вызвал огромный интерес и был опубликован тиражом в несколько миллионов экземпляров.

На 3-м съезде РПСР в мае – июне 1917 года Фондаминского избирают в ЦК партии, на тот момент одной из самых влиятельных политических сил в стране.

Летом 1917 года ПСР отправляет Фондаминского в качестве комиссара Временного правительства на Черноморский флот, где сильна пораженческая агитация большевиков. За короткий срок Фондаминский завоевывает популярность среди матросов, его избирают в Учредительное собрание от Черноморского флота.

Октябрь 1917 года он встретил крайне враждебно, его взгляды стремительно правеют, его не переизбирают в состав ЦК ПСР на 4-м съезде партии из-за требования объединения с буржуазными либералами против большевиков. Во время единственного заседания Учредительного собрания 6 января 1918 года Фондаминский избирается в состав бюро эсеровской фракции. После разгона собрания он переходит на нелегальное положение и входит в антибольшевистский «Союз возрождения». Летом 1918 года бежит в гетманскую Украину, поселяется в Одессе.

В ноябре 1918 года в качестве представителя «Союза возрождения» участвует в конференции в Яссах, на которой обсуждается вопрос о начале возможной интервенции Антанты как единственного выхода для спасения завоеваний Февраля. В апреле 1919 года, простившись навсегда с Россией, эвакуировался из Одессы на французском корабле. Вновь оказавшись в Париже, Фондаминский некоторое время продолжает политическую деятельность, пытаясь склонить правительство Франции к вмешательству в российские дела. Его товарищ по партии М.Вишняк вспоминал о неформальных встречах Фондаминского с Леоном Блюмом. В эти годы он сотрудничал в журнале «Грядущая Россия» (1919–1920) и по рекомендации видных русских масонов Кандаурова и фон Мекка вступил в парижскую ложу «Братство», созданную ложей «Великий Восток Франции».

В 1920 году он входит в состав учредителей и являлся соредактором (все как один — эсеры), журнала русской эмиграции «Современные записки» (1920–1940), одного из крупнейших и значимых в литературной жизни русского зарубежья. Кроме того, Фондаминский совместно с немецким издателем Заксом учредил при журнале книгоиздательство для русских писателей-эмигрантов, вложив в него из своих средств 18 тысяч франков.

С 1921 года Илья Исидорович — один из создателей в Париже русской ложи «Добрый самаритянин» (покинул ее из-за разногласий в среде русских масонов). Однако он не порывал связей с братством вплоть до середины 1930-х годов, когда, пережив духовный кризис, решил окончательно и навсегда порвать с масонством.

В 1920-е годы на страницах «Современных записок» публикует цикл из 17 статей «Пути России», в котором представлял спасение России в своеобразном синтезе христианства, самодержавия и социализма. Русскую эмиграцию Фондаминский видел в качестве своеобразного духовного Ордена, который бы мог создать концепцию идеальной России.

Русской эмиграции Фондаминский помогал всем, чем мог, не жалея ни средств, ни сил. Он говорил: «…Не надо даже видеть своих друзей. Достаточно знать, что они существуют, и любить их и, если им плохо, спешить к ним на помощь» (Тэффи Н. Моя летопись. М.: Прозаик, 2016). Его финансовой поддержкой пользовались почти все русские христианские издания Парижа.

В конце 1920-х годов Фондаминский отходит от активной общественной деятельности в связи с тяжелой болезнью, а затем и смертью жены.

В 1930-е годы он участник политических и общественных организаций, таких как Объединенный клуб пореволюционных течений, впоследствии Пореволюционный клуб, клуб «Свободная идеологическая трибуна» (1932–1938) и другие. Совместно со Ф.А.Степуном и Г.П.Федотовым издавал журнал «Новый град» (1931–1939).

В 1933 году входил в Комиссию при Союзе русских писателей и журналистов по распределению части Нобелевской премии И.А.Бунина для оказания помощи нуждающимся писателям и в Комитет по созданию русского литературного архива при Тургеневской библиотеке (1938). Член Союза русских писателей и журналистов в Париже, редактор журнала «Русские записки». Автор историко-философских очерков, статей по вопросам религии, опубликованных в разных русских зарубежных изданиях: «Современные записки», «Грядущая Россия», «Новый град», «Новый корабль», которые финансово поддерживал. Вторую половину 1930-х годов Фондаминский, продолжая участвовать в жизни русской эмиграции, помогал финансово «Русскому театру» и «межпоколенческому» литературному объединению «Круг».

Он приходит к православию, однако откладывает крещение, ссылаясь на духовную неготовность к этому шагу. Зато он активно помогает организации «Православное дело» матери Марии (Скобцовой), пропагандировавшей социальную миссию христианства (во время войны она помогала движению Сопротивления и укрывала преследуемых нацистами евреев). В 1940 году и после поражения Франции во Второй мировой войне Фондаминский бежал от нацистов из Парижа, однако вскоре вернулся и зарегистрировался как еврей. В этот период он бедствовал, собранная им богатейшая библиотека была конфискована немцами (погибла во время бомбардировки поезда на пути в Германию).

22 июня 1941 года его арестовали во время облавы на русских эмигрантов и отправили в лагерь под Компьеном. Здесь, незадолго до депортации в Освенцим, 20 сентября 1941 года протоиерей Константин Замбржицкий крестил Илью Исидоровича (крестным отцом был участник объединения «Православное дело» Федор Пьянов). В начале литургии, «за которой должен был [Фондаминский] впервые причаститься, ворвались немецкие солдаты и приказали прекратить службу, так как приходская церковь подлежала закрытию. Таинство было закончено вне церкви, в одном из бараков. Так старый подпольщик в подполье встретил своего Христа… Он, действительно, был праведником и в христианском, и в светском смысле слова; умер мучеником» (Федотов Г. И.И.Фондаминский в эмиграции // Новый журнал. Нью-Йорк, 1948. Кн. 18). Участники движения Сопротивления строили планы его побега, однако тяжело больной Фондаминский отказался бежать, ссылаясь на желание «умереть христианином, но с евреями». Он был депортирован немцами в лагерь Освенцим, где и погиб 19 ноября 1942 года.

Р.Гуль писал: «В Париже 20–30 годов большую роль в русской культурной жизни играл Илья Исидорович Фондаминский (Бунаков), мученически погибший в гитлеровском концлагере Аушвиц: он вступился за избиваемого заключенного и был забит насмерть. Илья Исидорович был человек необычайный. Что-то юношеское было в этих его вечных заботах о деле русской культуры в эмиграции. Большое участие он принимал в привлечении к эмигрантской литературе молодых поэтов и писателей. Создал их литературную группу “Круг” и помог издавать альманах того же названия. Вот и “Русский театр” был его созданием. Он сколотил некую “группу содействия” (А.Гурвич, М.Алданов, Н.Тэффи, Н.Авксентьев, В.Зензинов и др.), сбил для театра актерскую группу, преимущественно из молодых, и создал “Русский театр”. Вообще в смысле кипучести и разносторонности, неутомимости и бескорыстия его дел (я думаю) Илье Исидоровичу в эмиграции не было равных» (Гуль Р. Я унес Россию. Т. 2: Россия во Франции. Нью-Йорк: Мост, 1981–1989).

Спустя 62 года Илья Исидорович Фондаминский был канонизирован Константинопольским патриархатом, а первыми с инициативой его канонизации выступили Никита Алексеевич и Мария Александровна Струве.

1 мая 2004 года в Александро-Невском соборе в Париже состоялся торжественный акт канонизации новопрославленных святых мучеников, участников «Православного дела» — священника Димитрия Клепинина, матери Марии (Скобцовой), Юрия Скобцова и Ильи Фондаминского. Русская православная церковь их называет Парижскими святыми. Знаменательно, что помимо дней памяти каждого из этих святых новых мучеников, есть еще и общий день — 20 июля, когда Церковь празднует их соборно и нераздельно.

См. публикации И.Фондаминского в каталоге библиотеки Дома русского зарубежья им. А.Солженицына.

В.Р.Зубова