145 лет со дня рождения В.Н.Аргутинского-Долгорукова

Владимир Николаевич Аргутинский-Долгоруков родился 5 апреля (24 марта) 1874 года в Тифлисе. Происходил из армянского княжеского рода. Образование получил на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета и в Кембриджском университете.

В годы учебы был дружен с П.И.Чайковским и его братом Модестом. В те же годы он познакомился с А.П.Чеховым, которому посылал на отзыв свои рассказы. В 1898–1912 годах состоял на дипломатической службе. В качестве секретаря посольства в Париже способствовал организации «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Дружил с ведущими членами «Мира искусства». Вот что рассказывал о начале собирательства Аргутинского-Долгорукова А.Бенуа: «Начало коллекционирования Владимира Николаевича напоминало начало коллекционирования Сережи Дягилева. И на сей раз дело началось с пустяков, с обстановки. Ютился Аргутинский первые годы в небольших квартирках, совершенно ничего в себе декоративного и барского не имевших… Лишь с момента своего переезда на ультра-аристократическую Миллионную улицу Владимир Николаевич начинает обставляться на более изысканный лад и постепенно превращается в настоящего, одержимого всепоглощающей страстью собирателя. Цель, которую он ставил себе, была двоякая: надлежало из данной квартиры с ее высокими потолками и окнами создать нечто очень парадное и дающее иллюзию старины; в то же время он хотел собрать все, что можно было, из картин, рисунков и всякой декоративной мелочи, что со временем могло бы послужить значительным обогащением наших музеев, и главным образом — Русского музея Александра III. Увлекаясь такой сложной задачей, Владимир не щадил затрат и постоянно влезал в долги» (А.Бенуа. Мои воспоминания).

Так Аргутинский-Долгоруков собрал крупную коллекцию картин, рисунков, фарфора и других предметов искусства и старины. С 1907 года он начинает сотрудничать с Музеем Старого Петербурга при Обществе архитекторов-художников, одновременно возглавляя специальную комиссию по изучению и описанию Санкт-Петербурга, в состав которой входили А.Бенуа, И.Фомин, В.Покровский, Н.Врангель, Н.Лансере и другие.

Коллеги и друзья высоко ценили профессионализм и человеческие качества Аргутинского-Долгорукова. По воспоминаниям М.Добужинского, «у него были большие знания в области старинной живописи, особенно русской, и все признавали его безукоризненный вкус… Он был в истинном значении слова “просвещенный любитель искусств” и обладал богатейшей коллекцией рисунков старых мастеров и гравюр, главным образом XVIII века, и совершенно замечательным собранием редчайшего русского фарфора. Аргутон, как мы про себя его звали, был несколько моложе Дягилева и Бенуа, довольно плотный, широкоплечий, с маленькими усиками и со спокойными, даже ленивыми манерами. Одевался он с классической английской скромностью. Вкус его был весьма строг и взыскателен вообще, а в отношениях к людям его требовательность часто доходила до педантизма и немало забавляла, и немало и огорчала друзей. При всех этих маленьких недостатках он был необыкновенно верный и преданный друг (даже “рыцарь” — случаев было очень много) тому, кого он полюбил или в кого он навсегда поверил» (М.Добужинский. Воспоминания).

Аргутинский-Долгоруков стал одним из основателей Музея Старого Петербурга (ныне Государственный музей истории Санкт-Петербурга): в течение десяти лет он был товарищем (заместителем) председателя Совета и дирекции музея. С 1907 по 1919 год Аргутинский-Долгоруков передал в дар Музею Старого Петербурга чертежи ведущих петербургских архитекторов XVIII – первой половины XIX века, живопись, акварели и рисунки с видами столицы, гравюры и литографии, планы Петербурга разного времени. Эта коллекция, ставшая самым значительным частным вкладом, составила ядро собрания музея в первое десятилетие его существования. В 1910 году Аргутинский-Долгоруков вошел в состав Общества защиты и сохранения в России памятников искусства и старины и стал членом совета Русского музея. В 1918–1919 годах, будучи хранителем отдела рисунков и гравюр Эрмитажа, передал многие работы из своей коллекции Эрмитажу и Русскому музею.

Трудно представить, чего стоило Владимиру Николаевичу распрощаться со своими коллекциями и покинуть Россию. Но в 1921 году он принимает решение эмигрировать во Францию. Здесь он продолжает заниматься собирательством, становится учредителем Общества друзей Русского музея (1930). Продолжилась и его меценатская деятельность. В 1934 году он подарил Музею Лувра рисунки художника XVII века Гийеро.

Велика роль Аргутинского-Долгорукова в деятельности Центрального Пушкинского комитета в Париже (1935–1937), который был создан для подготовки и проведения мероприятий к 100-летию со дня смерти поэта. В 1937 году Владимир Николаевич предоставил материалы для парижской выставки «Пушкин и его эпоха».

Умер Владимир Николаевич Аргутинский-Долгоруков 9 декабря 1941 года в Париже и был похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Тамара Приходько