155 лет со дня рождения А.Т.Гречанинова

25 октября 2019 года — 155 лет со дня рождения Александра Тихоновича Гречанинова (25(13).10.1864, Калуга, Россия – 04.01.1956, Нью-Йорк, США), композитора и педагога. Родился в семье мелкого торговца, выходца из крестьян. Отец читать умел, но писал еле-еле, мать была неграмотна. Вскоре родители переехали в Москву, поселились на Смоленском бульваре, где и прошли детство и юность Александра. Гимназию он посещал первые 5 лет, потом оставил учебу. Музыкой начал заниматься довольно поздно. В своей автобиографии, написанной в семидесятилетнем возрасте, Александр Тихонович вспоминал, что «настоящее» фортепиано впервые увидел в 14 лет, а из музыкальных инструментов до той поры знал только оркестрион и гитару.

Первая мелодия, которую он смог робко подобрать на пианино «одним пальцем», была ектения. «Родители мои были музыкальны от природы. Мать пела не народные здоровые песни, а сентиментальные мещанские романсы вроде “Над серебряной рекой, на златом песочке” или “Под вечер осенью ненастной”. У отца репертуар был получше. Он часто, когда бывал дома, любил петь церковные песни, “дьячил”, как выражалась мать. По субботам всенощная, по воскресеньям ранняя обедня были обязательны не только для них, но и для нас, детей, когда мы стали подрастать. Я пел в гимназическом церковном хоре и даже был солистом. Потом я стал петь и в церкви на клиросе (в нашем приходе был любительский хор). Тогда дома появился еще дьячок-гимназист, и мы с отцом распевали церковные песни уже на два голоса...»

В 17 лет Гречанинов поступил в Московскую консерваторию (1881), где проучился девять лет. По классу фортепиано — у Николая Кашкина, по классу контрапункта — сначала у Лароша и Губерта, а потом — у Сергея Танеева, который, приметив у молодого студента склонность к сочинительству, также давал ему и частные уроки свободного сочинения (за которые никогда не брал денег). Именно С.И.Танееву принадлежит главная роль в формировании мировоззрения Гречанинова, основ его стиля и мастерства. «Для нас всех, — вспоминал С.Рахманинов, — это был высший судья... Его советами, указаниями дорожили все». В знак уважения и любви Гречанинов посвятил Танееву Фортепианное трио, ор. 38, и проникновенные «Воспоминания о С.И.Танееве» (1916), хранящиеся в Доме П.И.Чайковского в Клину.

Во время обучения у Танеева Гречанинов сочинил около десятка первых своих романсов, некоторые из них потом получили широкую известность и постепенно составили ему имя. Более других оказалась популярна «Колыбельная» на стихи Лермонтова, она вошла в обиход концертного и домашнего исполнительства, а потому запомнилась очень надолго, так что даже спустя более, чем полвека во время празднования 90-летия Гречанинова, во многих статьях его называли «композитором знаменитой “Колыбельной”».

В 1890 году он окончил педагогические курсы Московской консерватории, а для продолжения обучения композиции переехал в Петербург, где преподавание свободного сочинения было более развито, поступив в класс Н.А.Римского-Корсакова. За три года обучения у них сложились ровные и доброжелательные отношения, но теплого человеческого контакта не получилось, и в число «любимых учеников» он так и не попал. Испытывая искреннее восхищение перед своим учителем, Гречанинов до конца жизни сожалел о несостоявшейся с ним дружбе. Скорее всего, это была одна из причин его возвращения в Москву, где он начал преподавать: сначала теорию музыки в школе сестер Гнесиных, а позднее руководил детским хором в частной школе Т.Л.Беркман. В это время Гречанинов много сочиняет для детей фортепианной, хоровой и вокальной музыки, большей частью основанной на народных песенных темах. Детская музыка Гречанинова находила живейший отклик общественности: «Музыка Гречанинова для детей — едва ли не самый ценный вклад в небогатую детскую литературу. Его сборник детских песен, обладая выдающимися музыкальными достоинствами — изящная мелодия, интересная гармонизация — вполне удовлетворяет педагогическим целям» (из рецензии).

В течение 1892–1896 годов им было создано много разнообразных сочинений — от оркестровых до хоровых а капелла. Гречанинов становится зрелым профессионалом. С конца 1890-х годов композитор вновь обращается к сочинению духовной музыки. Еще в годы учебы в Московской консерватории написал «Херувимскую» (не сохранилась). Его «Символ веры» из Второй литургии произвел на Николая II такое впечатление, что автору была назначена пожизненная пенсия. В 1899 году духовные произведения Гречанинова были включены в программу Венских гастролей Синодального хора и сделали известным его имя в Европе.

24 сентября 1900 года на сцене МХТ состоялась премьера своеобразной русской «Снегурочки»: Станиславский, Гречанинов и Санин увлеклись идеей поручить музыкантам играть на настоящих народных инструментах. Они действительно во Владимирской губернии и на Кавказе разыскали подлинные народные инструменты. Однако невозможно было подобрать все инструменты в один строй. Тогда решили их использовать на сцене в качестве бутафории, а находящийся за сценой оркестр должен создать иллюзию звучания именно этих инструментов. Поэтому впервые оркестровая яма была пуста.

Вершинным же достижением творчества Гречанинова является опера «Добрыня Никитич» по мотивам русских былин. Ее замысел относится еще к 1895 году, ко времени его общения с Римским-Корсаковым в Петербурге. Осенью 1900 года Александр Тихонович завершил оперу в клавире и партитуре и показал Танееву. 14 октября 1903 года состоялась ее премьера в Большом театре. Партии исполняли, в числе других, Шаляпин и Нежданова. Собинову с Шаляпиным в одном спектакле петь не разрешили. Гречанинов был расстроен. Тем не менее «Добрыня» успешно прошел в московском сезоне 12 раз. Затем был поставлен в Киеве, Петербурге и в Московском народном театре. Шел до 1917 года.

Февральскую революцию композитор встретил с восторгом и даже написал в ее честь «Гимн Свободной России». После ноябрьских событий его восторг угас: «Москва ранена, святотатственно оскорблена ее святыня. Без боли в сердце невозможно сейчас думать о Москве. Успенский собор с зияющими отверстиями в куполе, Беклемишева башня — без головы. Сильно пострадали Никольские ворота. А ужасная картина, которую представляют из себя Никитские ворота, не подлежит описанию. <...> Одно зло родит другое, и не видно конца всем ужасам. Но если меня спросить, — может быть лучше, если бы не было мартовской революции, — я отвечу: нет. Все же сдвиг должен был произойти». Дальше, по выражению Гречанинова, «пришли холод, голод и почти полное исчезновение духовной жизни». Тем не менее, он продолжал работать, зарабатывал на жизнь преподаванием, концертами-лекциями, летом вел хоровое пение в детских колониях, даже выезжал с авторскими концертами в разные города.

С помощью зарубежных друзей (в особенности американского мецената Ч.Крейна) Гречанинову удалось в 1922 году поехать на гастроли за границу, посетить Берлин, Париж, Лондон, Прагу, где он занимался с Русским студенческим хором.

В октябре 1924 года в Москве отмечалось шестидесятилетие композитора: в праздновании приняли участие известный церковный хор И.Юхова и детский хор школы сестер Гнесиных. В 1925 году ему было присвоено звание «Заслуженный артист РСФСР».

Из следующей зарубежной концертной поездки (1925) он уже не вернулся, хотя, заботясь об оставшихся на родине близких, старался быть лояльным к советской власти и даже сохранил советский паспорт. Он писал о тоске по России и объяснял невозможность вернуться слабостью здоровья, возрастом, семейными обстоятельствами, а также своей невостребованностью как духовного композитора на родине.

До Второй мировой войны Гречанинов жил в Париже. Вначале были концерты, деньги, отдых в Италии летом 1926 года, публикация «Школы пения» в английском издательстве, успешные концерты в Лондоне и Риме с певицей Н.Кошиц. 17 января 1929 года состоялся первый концерт Гречанинова и Кошиц в Нью-Йорке в знаменитом Карнеги-холле. Успех «Демественной» литургии под управлением автора (там же) был необычайный. С тех пор Гречанинов ежегодно ездил из Парижа в Америку, выступал в разных городах, но чаще — в Нью-Йорке. «Начавшаяся так блестяще в материальном отношении жизнь заграницей продолжалась лишь около двух лет. С 1927 года уже зачастую испытывал нужду», — писал композитор.

После начала Второй мировой войны Гречанинов покинул Европу и поселился в США, сначала в Детройте, потом переехал в Нью-Йорк, где преподавал в Русской консерватории, выступал в концертах и много сочинял в разных жанрах: оперном, симфоническом, инструментальном, камерно-вокальном, духовном. В 1943 году он передал в Москву через советское посольство поэму для хора и оркестра «К Победе». Проживая за рубежом, Гречанинов продолжал сочинять музыку для детей, преимущественно фортепианные пьесы, хотя педагогикой больше не занимался. К тому времени положение его становилось не из завидных: ему исполнилось 76 лет, трудно стало работать, потому что все время ухудшалось зрение, английским языком он так и не овладел, а потому не рассчитывал на частные уроки; постепенно развивалась глухота. И все же русские американцы любили Гречанинова и его музыку.

Его памятные даты и юбилеи превращались в своего рода музыкальные праздники. Таково было празднование 80-летия Гречанинова. Величайшим событием в жизни Гречанинова явились и концерты в Москве, которыми была отмечена эта дата. 90-летие Гречанинова отмечалось как истинный праздник русской музыки. В Нью-Йорке прошла серия концертов хора М.Д.Агреневой-Славянской и оркестра балалаек под управлением А.Е.Кутина с участием солистов и другие мероприятия.

Александр Тихонович скончался 4 января 1956 года в Нью-Йорке. Похоронен на Свято-Владимирском православном кладбище в Джексоне (Кассвилл), штат Нью-Джерси, США.

В 1934 году Гречанинов опубликовал в Париже на русском языке книгу воспоминаний «Моя музыкальная жизнь», а спустя почти 20 лет, он издал ее в Нью-Йорке на английском языке под названием «Моя жизнь» (1951). В книге он высказал убеждение, что именно с духовной музыки, звучащей в храме, должно начаться приобщение народа к высокому чистому искусству.

Зарубежный архив композитора передан в РГАЛИ, где он хранится вместе с дореволюционными материалами, и в Музей музыкальной культуры им. М.И.Глинки. В архиве Дома русского зарубежья им. А.Солженицына (фонд 12) также хранится коллекция материалов А.Т.Гречанинова.

В.Р.Зубова