50 лет со дня кончины И.А.Лопатина

6 марта 2020 года — 50 лет со дня кончины Ивана Алексеевича Лопатина (16(04).01.1888, станица Слочинская Забайкальской области, Россия – 06.03.1970, Лос-Анджелес, США), этнографа, писателя, педагога, одного из первооткрывателей коренных народов Дальнего Востока. Из яицких казаков. Отец служил в станичном управлении Уссурийского казачьего войска. Молодой Лопатин окончил реальное училище в Хабаровске (1908) и естественное отделение физико-математического факультета Казанского университета (диплом I степени, 1912). После окончания университета занимался преподавательской деятельностью во Владивостокской женской гимназии (1912–1913) и в реальных училищах в Хабаровске и во Владивостоке (1912–1917).

В годы Гражданской войны начальствовал в учительской семинарии в Николаевске-на-Амуре (1917–1919), возглавлял Хабаровский краеведческий музей (1918). С 1920 года — директор музея Русского географического общества во Владивостоке (1920), приват-доцент Государственного дальневосточного университета (ГДУ), вел курс этнографии (1920–1925).

Известный российский этнограф Бруно Фридрихович Адлер, у которого учился Иван Алексеевич, посоветовал ему в начале научного пути заняться изучением Дальнего Востока. Именно это и сделал Лопатин. Будучи активным членом Общества изучения Амурского края, он принимал участие в крупных экспедициях. Сначала, сплавляясь по рекам Амур, Уссури, Иман, Тунгуска, Иван Алексеевич проводил этнографические и антропологические исследования среди гольдов (нанайцев) и орочей, собирал многочисленные коллекции (1913–1914). Затем последовала экспедиция Приамурского отдела Императорского Русского географического общества по реке Амур (1915–1916), во время которой Лопатин исследовал их кустарные промыслы и передал в музей Общества изучения Амурского края (ОИАК) этнографическую коллекцию гольдов (1916).

Глубоко погружаясь в иную этническую среду, проводя в ней каждое лето, он изучал язык их обитателей, записывал фольклор — гольдские сказки, песни, пословицы, заклинания и многообразный магический шаманский обряд (1917–1918). Собрав ценный материал по этнографии гольдов, в частности, об их духовной и материальной культуре, быте, условиях жизни и уровне развития традиционного хозяйства, общественного и семейного строя, верованиях, обычаях, обрядах, он первым из исследователей обобщил его в фундаментальном этнографическом труде-монографии «Гольды амурские, уссурийские и сунгарийские: опыт этнографического исследования» (1922), ставшей в российской этнографии первой сводной монографической работой о малоизвестном народе.

Вышла она в серии «Записки Общества изучения Амурского края Владивостокского отделения Приамурского отдела Русского географического общества», том XVII, и впоследствии не переиздавалась. В ней Лопатин также представил статистические сведения о положении гольдов в начале ХХ века. Изучая их быт, он подробно описал их одежду и типы украшений. Одежда изготовлялась из выделанной рыбьей кожи, шкур и меха, богато украшалась орнаментом. Для украшения тела гольды прокалывали носы и уши, вставляли в них серьги, использовали они и нательные татуировки. В ритуальных целях они активно применяли наркотические средства, в частности, опиум.

Проследив жизнь гольдов от рождения и до смерти, он изучил обряды, которые их сопровождали на протяжении всего жизненного цикла. Здесь же рассматривался вопрос об отношении гольдов к браку и любви, семье, обществу, раскрывалось значение шаманов и шаманизма в общественном и индивидуальном сознании представителей этого этноса. Особенно глубоко исследованы Лопатиным мифология и культ гольдов, материальное выражение их в искусстве. В приложении представлена ученым карта расселения гольдов, а на отдельных листах в тексте помещены 86 оригинальных рисунков и фотографий с натуры, изображающих виды жилищ, антропологический тип гольдов, наиболее уважаемых представителей народа — шаманов, старейшин, предметы культа и произведения искусства, отражающие мифологию народа.

Из отзыва профессора Н.В.Кюнера: «Достаточно многочисленные печатные труды свидетельствуют о выдающемся научном рвении Лопатина и обнаруживают в нем умелую наблюдательность, большой опыт и правильную технику научного исследования. Научная деятельность Лопатина протекла в двух сложных научных областях: общей этнографии и истории культуры, причем он работал… над теоретическими вопросами этнологии, иллюстрируя их самостоятельно добытыми этнографическими материалами…» (Здесь и далее цитируется по каталогу выставки: Этнограф Иван Лопатин в фотографиях и документах. К 130-летию со дня рождения. Владивосток: Библиотека Общества изучения Амурского края, 2018).

Лопатин внес вклад и в разработку методической базы этнографических исследований на Дальнем Востоке, создав программу изучения нанайцев, которая была одобрена Распорядительным комитетом Общества изучения Амурского края, секретарем которого он впоследствии стал. Подготовил Лопатин и лекции по этнографии для студентов Государственного Дальневосточного университета (1920–1921), они вышли в печати.

Совместно с В.М.Савичем выступил с докладом о результатах экспедиции на реки Ботчи и Коппи, впадающие в Татарский залив. Много и плодотворно сотрудничал с В.К.Арсеньевым, профессором кафедры географии и этнографии Казанского университета, на базе которой в 1913 году был создал лучший в России университетский музей археологии и этнографии, объединив разрозненные до того коллекции. В 1915 году этому музею В.К.Арсеньев передал в дар коллекцию бытовых вещей китайцев-звероловов Уссурийского края, став почетным членом Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Иван Алексеевич был участником этнографического кружка Арсеньева в Хабаровске, впоследствии преобразованного в отделение археологии, истории и этнографии Приамурского отдела Императорского Русского географического общества, объединив 30 исследователей, среди них был и Лопатин. Заседания кружка, как правило, проходили по субботам, поэтому назывались субботниками.

В 1925 году Иван Алексеевич эмигрировал в Маньчжурию, где преподавал в школе Методистской церкви и занимал должность профессора Педагогического института в Харбине (1925–1926). Вскоре он переехал в Канаду, в 1929 году защитил магистерскую диссертацию «География Ванкувера» в Университете Британской Колумбии, участвовал в экспедиции Национального музея Канады по изучению быта индейцев, проживавших в графстве Китимат и на острове Дуглас. Окончательно поселившись в США, преподавал в Вашингтонском университете (Сиэтл) на факультете антропологии (1930–1931), читал курс «Народы Северо-Восточной Азии, народы Центральной Азии».

В 1935 году он защитил докторскую диссертацию в Университете Южной Калифорнии (Лос-Анджелес), где до 1968 года преподавал антропологию, археологию и этнографию, а также русский язык и историю русской цивилизации, дослужившись до звания полного профессора и, при выходе в отставку, заслуженного профессора. Занимался сравнительным языкознанием, публиковал работы по этнографии. «Есть все основания думать, что, если бы ему не пришлось эмигрировать за границу и он бы остался жить и работать на родине, он занял бы выдающееся место среди ученых и исследователей в своей научной области. В своей частной жизни Иван Алексеевич был скромным, всегда доброжелательно относившимся к другим. Его американская жена, которая выучилась русскому языку и могла читать русских классиков с помощью своего мужа, была его верным другом и помощницей в его работе» (из некролога).

Свободное время ученый отдавал музыке и живописи. Автор романсов «Парус» (на стихи М.Ю.Лермонтова) и «Березонька кудрявая» (на собственные стихи).

Незадолго до смерти Лопатин работал над книгой, в которой занимался сравнительным анализом характеристик быта и обычаев коренных народностей Дальнего Востока и американских индейцев.

Скончался Иван Алексеевич скоропостижно 6 марта 1970 года (даты рождения и смерти взяты из биографического словаря А.Александрова «Русские в Америке»). Похоронен по православному обычаю на кладбище Валхал в Лос-Анджелесе.

Несмотря на то, что половину своей жизни Лопатин прожил на чужбине, имя его всегда будет авторитетным для российской науки, как и имена других исследователей, открывавших Дальний Восток.

В.Р.Зубова