55 лет со дня кончины В.А.Старевича

26 февраля 2020 года — 55 лет со дня кончины Владислава (Ладислава) Александровича Старевича (20(08).08.1882, Москва, Россия – 26.02.1965, Фонтене-су-Буа, Франция), художника-мультипликатора, сценариста, режиссера, энтомолога, создателя первых в мире фильмов, снятых в технике кукольной анимации. Из семьи обедневших польских дворян Антонины и Александра Старевич. Потеряв в раннем возрасте мать, мальчик с четырех лет воспитывался ее родителями, польскими дворянами Легецкими. Его детство и юность прошли в Ковенском уезде. В десять лет Владислав сконструировал собственное устройство к «волшебному фонарю», с помощью которого ставил первые домашние спектакли. Чуть позже увлекся энтомологией, стал брать уроки живописи, однако вынужден был отказаться от них из-за недостатка денег.

По окончании 10 класса он работал смотрителем в местном краеведческом музее и подарил музею два альбома с собственными фотографиями города Ковно. Поступив на службу в ковненскую Казенную палату, юноша обзавелся собственным домом, участвовал в любительских спектаклях, выпускал веселую газету «Каракули и кляксы», рисовал афиши и карикатуры для газеты «Ковненское зеркало» и редактировал запрещенный властями сатирический журнал «Оса». В 1906 году он женился на Анне (Антонии) Циммерманн, которая в дальнейшем была его постоянным помощником в работе.

Из рогожи, колосьев и пробок Старевич мастерил удивительные маскарадные костюмы. Еще одним его увлечением была энтомология: он собрал огромную коллекцию бабочек, жуков и других насекомых и вел обширную переписку с натуралистами-любителями, время от времени выменивая у них особо ценные экземпляры. А еще он обожал французские трюковые картины — именно они изменили его жизнь. По свидетельству И.Иванова-Вано, «однажды после сеанса Старевич ворвался в дом, как ураган. Все решено! Он покупает в рассрочку киноаппарат, будет снимать картины из жизни насекомых, для чего немедленно отбывает в Москву… В Москве он первым делом направился к представителю французской кинематографической фирмы “Братья Пате”. Господин Гаш для приличия стал задавать вопросы, но не выдержал и расхохотался посетителю в лицо. Старевич подался в другую французскую компанию — “Гомон”, где повторилось примерно то же самое. Отчаявшись добиться правды у иностранцев, Старевич обратился к русскому предпринимателю. Что увидел Ханжонков в провинциальном энтузиасте, неизвестно, только после их разговора Старевич вернулся в Ковно со съемочным аппаратом, пленкой и договором на съемку первой картины» (Иванов-Вано И. Советское мультипликационное кино. М.: Знание, 1962).

В 1910 году он снял свой первый 10-минутный видовой фильм «Над Неманом», затем два фильма из области энтомологии — «Жизнь стрекоз» и «Жуки-скарабеи», героями которого стали изготовленные им модели насекомых. Следующими фильмами с подобными героями, стали «костюмированные» драмы «Прекрасная Люканида, или Война усачей с рогачами» и «Стрекоза и муравей» (1912).

Успех «Люканиды», кукольной пародии на историю из рыцарских романов, был ошеломительным. По словам советского исследователя анимации Сергея Асенина, этот фильм — «веселая и меткая пародия, высмеивающая ложную романтику и бездумное увлечение псевдоисторическими сюжетами из жизни королей и принцев» (Асенин С.В. Волшебники экрана: Эстетические проблемы современной мультипликации. М., 1974). «Люканиду» буквально рвали на части, и первым из иностранцев ее купил директор отделения «Братьев Пате» господин Гаш.

Фильм «Стрекоза и муравей» был признан настоящим шедевром мировой мультипликации и отмечен Золотой медалью (1913). С него было сделано и продано 140 копий, что стало рекордом популярности даже на фоне игрового кино. Император Николай II закупил картину для экспорта. Она стала своего рода украшением раннего русского кино. Многие всерьез думали, что Старевич собирал мертвых животных и снимал их, на самом же деле, все персонажи были сделаны умелыми руками из пластилина, да так, что совершенно невозможно было отличить искусные поделки от реальных насекомых. Все двигалось и жило, движения и пластика кукольных героев ничуть не уступала поведению живых существ, а порой даже и превосходила их.

Фильмы Старевича не сходили с экранов до конца 20-х годов прошлого века. Публике, уже успевшей привыкнуть к движущимся на экране людям и предметам, ничего подобного ранее видеть не доводилось: все роли — старого мужа, молодой жены, рыцаря-любовника — исполняли… жуки. Александр Ханжонков распорядился пристроить к новой московской квартире Старевича съемочный павильон, где молодой режиссер пропадал дни и ночи. В свою мастерскую Старевич никого не пускал. Но одному его коллеге помог случай. Они разошлись во мнениях об окрасе крыльев редкой бабочки. Старевич не выдержал и повел оппонента в мастерскую, чтобы тот своими глазами увидел экземпляр, о котором шла речь. Владислав Александрович увлекся и рассказал, что приходится, создав миниатюрные актерские фигурки, расчленять их на суставы и делать каждый из них подвижным с помощью шарниров. Снимал он кадр за кадром, последовательно двигая их при помощи черной проволоки. Все зависело от точного расчета каждого движения стрекозы и муравья. Когда коллега попросил показать все это в действии, Старевич опомнился и замолчал. «Это секрет», — и захлопнул дверь в мастерскую.

Вскоре мир увидел новые его фильмы: «Рождество обитателей леса» и «Авиационную неделю насекомых», «Месть кинематографического оператора» и «Веселые сценки из жизни животных». В этих остроумных картинах с актерами-насекомыми с потрясающей выдумкой и юмором была представлена вся атрибутика классической салонной мелодрамы — роковые страсти, интриги, месть, мир артистической богемы и даже вставные танцевальные номера знаменитой босоногой балерины Айседоры Дункан...

Владислав Старевич был уже всемирно известен. Однако весьма трудоемкие анимационные фильмы оплачивались значительно ниже художественных картин, поэтому режиссер переходит в игровое кино, где старается сохранить свой статус творца-одиночки, будучи одновременно сценаристом, постановщиком, оператором, художником, монтажером и даже рабочим сцены и киномехаником.

В начале 1913 года он снимает такие фильмы, как «Страшная месть» и «Ночь перед Рождеством» по Н.В.Гоголю (1913), «Снегурочка» по пьесе А.Н.Островского (1914), впервые в мире создав анимационные вставки. Чертик, сидящий на месяце, или ведьма, пролетающая в ночном небе на помеле, — его работа. В фильмах снимался актер Иван Мозжухин.

В 1915 году, призванный в армию, Старевич работал в военно-кинематографическом отделе Скобелевского комитета, где в основном занимался подготовкой пропагандистских материалов и съемками военной хроники. Тем не менее, он сумел поставить несколько анимационно-игровых фильмов, самые известные из которых — «Лилия Бельгии», «Руслан и Людмила», «Тамань» и другие. Многие фильмы снимались в Ялте, в сложных финансовых и политических условиях тогдашних лет. Свою последнюю российскую картину «Звезда моря» (1918) по роману У.Локка «Стелла Марис», действие которой происходит в замке посреди моря, режиссер считал вершиной своего творчества. Предметы снимались сквозь кружево пены и различные наложения. Иногда Старевич делал двойную экспозицию до тридцати раз в одном кадре! Применял вращение камеры и придумывал множество удивительных трюков. Как режиссер игрового кино Старевич поставил в России около 20 фильмов.

В 1919 году он уехал в Италию вместе с семьей по предложению продюсера фирмы «Икарус-фильм» Хапсаева, где ставил фильм об Икаре. Фирма, заказавшая фильм, обанкротилась, и, не добившись ни успеха, ни денег, режиссер перебирается во Францию по приглашению предпринимателя Тимана сотрудничать в качестве кинооператора с компанией «Товарищество П.Тиман и Ко» (1921). В 1922 году Старевич поселился в Фонтене-су-Буа близ Парижа, где приобрел свой дом и основал собственную студию, в которой продолжал создавать фильмы. Основным направлением его творчества были анимационные ленты, героями которых становились куклы, изобретательно созданные им с помощью жены и дочери Ирины.

Став первопроходцем в жанре объемной мультипликации, Старевич на десятилетия опередил современный ему кинематограф.

До 1920 года у персонажей кукольной мультипликации были неподвижные лица. Старевич первым попробовал «оживить» физиономии своих героев. Для некоторых из них он делал до 150 масок с различными гримасами, у других лица или мордочки были выполнены из мягкого материала, который под руками мастера мгновенно менял «выражение».

Вся семья Владислава Александровича участвовала в кинопроизводстве: жена Антония шила костюмы для кукол и рисовала им лица. Старшая дочь Ирина работала сценаристом, кукловодом и мультипликатором, младшая Янина играла главные роли в фильмах отца. Чтобы делать такие фильмы, другим требовались годы и усилия целого коллектива опытных кукловодов, Старевичи же справлялись вчетвером.

Первый фильм, сделанный во Франции, назывался «В когтях паука» — трагическая история наивной мухи, пародия на светскую мелодраму. Уже следующая его работа — «Песнь соловья» — признана лучшим фильмом года. «Рейнеке Лис», полнометражный кукольный фильм-памфлет, поставленный в 1937 году по произведениям Гете, стал настоящим шедевром. Он получил восемь высоких международных премий, включая Золотую медаль Розенфельда (1941). За границей Старевич снял почти сотню мультипликационных лент, за которые не раз получал награды и дипломы, звания «Лучшего режиссера года» и даже «Лучшего аниматора столетия».

В 1950 году он получил призы на Венецианском бьеннале за фильмы «Zanzabelle à Paris» («Занзабелла в Париже», 1947), «Fleur de Fourgère» («Цветок папоротника», 1949). В 1958 году в качестве режиссера и сценариста (вместе с дочерью Ириной) снял последний короткометражный фильм «Carrousel Boreal» («Северная карусель»).

С середины 1950-х годов, когда его популярность пошла на убыль, он начал зарабатывать на жизнь постановкой рекламных роликов и вынужденной продажей сделанных им кукол. Но потом посыпались беды. Умерла Антония. Начала слепнуть старшая дочь. Денег на лечение не хватало, и заключить контракты на рекламу удавалось все реже. Ему предлагали работать в Америке, но, опасаясь обмана, он отказался. В конце концов, он решил распродать коллекцию своих кукол, за которые предлагали сущие копейки. Мечтам создать музей кукол не суждено было сбыться: вся его коллекция оказалась рассеянной по миру. Ходатайства известного советского мультипликатора И.Иванова-Вано о приобретении ее СССР не увенчались успехом.

Владислав Александрович Старевич умер в Фонтене-су-Буа 26 февраля 1965 года, практически нищим, во Франции, где прожил 45 лет, так и не став ее гражданином. При жизни у него не было ни конкурентов, ни учеников. По воспоминаниям дочери Ирины, перед смертью отец говорил ей, что нельзя быть жадным ни в чем, особенно в творчестве. Он сокрушался, что не желал делиться секретами своего мастерства, пока все вокруг этим интересовались.

В 1986 году польский режиссер В.Берестовский выпустил 25-минутный документальный фильм о Владиславе Старевиче. В 2005 году Леоной-Беатрис Мартен-Старевич с участием композитора Ж.Цыпина в память о художнике был создан фильм «Les Contes de l’horloge magique» («Сказки волшебных часов») на основе его мультфильмов.

В.Р.Зубова