65 лет со дня кончины Н.А.Орлова

31 мая 2019 года — 65 лет со дня кончины Николая Андреевича Орлова (26(14).02.1892, Елец, Орловская губерния, Россия – 31.05.1964, Грантаун-он-Спей, Великобритания), пианиста. Из семьи юриста. Первые уроки музыки получал у матери, а после переезда с родителями в Москву учился в Музыкальном училище сестер Гнесиных. С 1899 года с мальчиком занималась Евгения Фабиановна Савина-Гнесина. Как лучший воспитанник училища выпускной экзамен он не держал, был досрочно переведен в Московскую консерваторию, где в возрасте 12 лет зачислен на младшее отделение в класс К.А.Киппа, затем перешел на старшее отделение, в профессорский класс К.Н.Игумнова. Композицию и контрапункт Орлов изучал частным образом у С.И.Танеева. Окончил консерваторию Николай Андреевич в 1910 году с золотой медалью.

Еще в консерваторские годы Орлов привлек к себе внимание прессы выступлениями на ученических вечерах. «В его игре много непосредственности, изящества, что при большой свободе игры делает его особенно интересным», — писал рецензент об исполнении юным пианистом Концертного аллегро Шопена.

Артистический дебют музыканта состоялся в начале октября 1912 года. Тогда в трактовке Николая Андреевича впервые прозвучал фортепианный концерт f-moll А.Глазунова. Московский критик Ю.Энгель в газете «Русские ведомости» (№ 283 от 16 октября 1912 года) писал: «Концерт превосходно исполнен был г. Орловым. Твердость, отчетливость, широкий виртуозный размах, наконец, теплота исполнения сами по себе привлекли симпатии к юному артисту, сумевшему проникнуться чудесной музыкой Глазунова. Но симпатии эти еще возросли и смешались с глубоким удивлением, когда оказалось, что г. Орлов играл почти экспромтом. Концерт должен был исполнить Годовский, но под конец отказался, и заменившему его г.Орлову пришлось меньше чем в две недели разучить труднейший, совершенно не известный ему ранее концерт. От такого пианиста тоже можно ждать многого!»

Высоко оценивая талант своего ученика, Танеев доверил ему первое публичное исполнение своей монументальной Прелюдии и фуги gis-moll. За очень короткое время Николай Андреевич стал любимцем музыкальной Москвы. Третье его публичное выступление — сольный клавирабенд — прошло, по отзыву современников, «при необычайном для таких концертов наплыве слушателей». Слава Орлова росла. «Знаменитым московским пианистом» называла его М.Юдина, а Л.Сабанеев ставил его в один ряд с Н.Метнером, С.Рахманиновым и А.Зилоти.

По окончании консерватории Николай Андреевич получил должность преподавателя в Музыкально-драматическом училище при Московском филармоническом обществе (1913–1917). В 1917 году он стал профессором Московской консерватории. В декабре 1921 года по командировке МУЗО Наркомпроса Орлов уезжает за границу. Одновременно за рубеж направился и А.Глазунов, он дирижировал первыми концертами Орлова в Германии. Успешное выступление в одном из концертов С.Кусевицкого в Париже открыло для пианиста крупнейшие залы Европы и Америки. Он поселился в Париже, но большую часть времени проводил в гастрольных поездках.

В 1924 году состоялся дебют Николая Андреевича в Лондоне. Критика отмечала необычайную тонкость его интерпретаций и «технику, ставящую его в один ряд с величайшими исполнителями современности». Орлов писал Игумнову из Лондона: «Был в Шотландии (во второй раз) и играл с оркестром 5-й Бетховена, два раза. ...В Лондоне я играю в концерте вместе с очень известной скрипачкой Jelly d'Arany… В Лондоне познакомился с Бруно Вальтером, о котором много слышал от Метнера, и ему играл…» Из письма Игумнову из Лондона от 18 февраля 1927 года: «В будущем апреле собираюсь в Москву, не чужой ли я там, мне страшно подумать об этом. Время летит, я не тот, и игра моя изменилась. Приобрел много опыта и работал как вол. Играю порядком классиков, которых раньше боялся… Жизнь моя — жизнь странника! Смена впечатлений необходима для движения вперед. Какое-то беспокойство овладевает артистом и уже никогда его не оставляет. Я второй раз еду в Америку, где подвизался с успехом. Сейчас предстоят 16 концертов в Англии, где меня тепло принимают».

В США Орлов выступил впервые 28 октября 1926 года в нью-йоркском Эолиан-холле. В отзыве на последующий бостонский концерт рецензент писал: «Чем более пианистична музыка под его руками, тем проникновеннее исполнение. Он словно рожден для того, чтобы лелеять звучащее фортепиано».

На протяжении 1920–1930-х годов Орлов совершил еще семь продолжительных турне по Северной Америке и три — по Южной. В одном только Буэнос-Айресе он дал за два месяца 15 концертов. А потом была Европа: Польша, Прибалтика, Бельгия... В Бельгии он был удостоен звания кавалера ордена Леопольда. По свидетельству друга Орлова, известного пианиста Александра Боровского, особую популярность его искусство приобрело в скандинавских странах, Италии, а также в Великобритании, где в 1948 году пианист окончательно обосновался.

Репертуар Николая Орлова был обширен. Основу его составляла музыка Ф.Шопена. Еще в России он зарекомендовал себя как прекрасный исполнитель произведений гениального композитора. Цикл из пяти шопеновских программ, сыгранный Орловым в Лондоне в 1933 году, стал, по отзывам современников, одним из выдающихся музыкальных событий. Впоследствии этот цикл он повторял и в других странах. По оценке Боровского, Шопен Орлова — «скорее интимный, чем блестящий, более лирический, чем романтический». Эти качества ярко проявились в трактовке прелюдий, запись которых хранится в фонотеке Музея музыкальной культуры им. М.Глинки (ее относят к последнему периоду деятельности пианиста — 1950–1960 годам). По мнению критики, исполнение прелюдий Орловым, отмеченное тонкостью эмоциональных движений и в то же время простотой интонирования, особой теплотой звучания, показывает, что и на склоне лет он оставался продолжателем пианистической традиции Игумнова.

Однако не только черты изысканной камерности были свойственны художественному стилю артиста. Еще на заре его творческой жизни, в 1912 году, считалось, что «его настоящее место — блестящая эстрада симфонического концерта». Многие трактовки пианиста отличались виртуозным размахом, масштабностью. Таким было, например, исполнение Третьего концерта Рахманинова. «У Н.А.Орлова были прекрасные руки, которые ему давали возможность великолепно играть Третий концерт Рахманинова», — отмечал А.Боровский. В 1920-е годы Орлов был одним из немногих, постоянно игравших этот концерт на публике. В его репертуар входили почти все фортепианные сочинения композитора. «Он страшно любит Вас!» — писал Рахманинову Н.Метнер. Кстати, музыка последнего, в частности, Первый фортепианный концерт, тоже звучала в исполнении Николая Андреевича за границей. Орлов много сил отдавал пропаганде композиторов русской музыки, особенно С.Прокофьева, посвятившего пианисту одну из своих фортепианных пьес ор. 52. Играл он и произведения Н.Мясковского, в том числе Вторую сонату. Третья соната была посвящена композитором Николаю Андреевичу. Орлов, будучи знакомым со многими западными дирижерами, содействовал также тому, чтобы русская музыка чаще звучала за рубежом.

В послевоенное время число его выступлений постепенно сокращалось. Известно также, что в 1947 году он провел два пятинедельных курса в музыкальном колледже города Цинциннати в США, но больше к преподавательской деятельности не возвращался.

Поддерживая постоянные контакты с родиной, Орлов намеревался приехать с концертами в Россию по примеру Н.Метнера и А.Боровского. Однако осуществить свои намерения так и не смог.

Николай Андреевич Орлов скончался 31 мая 1964 года в шотландском Грантаун-он-Спей в возрасте 72 лет.

Многочисленные записи выдающегося пианиста, выходившие на Западе, остались недоступными для наших слушателей.

26 февраля 2017 года к 125-летию со дня рождения Орлова в музее Танеева, расположенном в небольшом и очень скромном деревенском доме — бывшей даче Сергея Ивановича (деревня Дютьково Звенигородского района Московской области), открылась выставка «Пианист Николай Орлов — ученик С.И.Танеева».

В.Р.Зубова